Дело Номер

«На смену братству пришли крысиные отношения» Часть 2

Смерть Андрея Бадии


С середины 2000-х годов Николай Емельянов имел серьезный вес в Брянске, к нему обращались за помощью. По оперативным данным, это делали даже сотрудники милиции.


— Однажды, весной-летом 2007 года, (точную дату установить не удалось — никто не заявлял о произошедшем) в Брянске с автостоянки был угнан автомобиль местного управления Госнаркоконтроля, — рассказывает «Ленте.ру» Леонид Соловьев, ныне пенсионер, а в прошлом — оперативник одного из подразделений по борьбе с организованной преступностью. — Это само по себе скандал, но он был отягощен тем, что в салоне машины лежала крупная партия наркотиков, причем, в нарушение всех инструкций, не оприходованная как изъятая. Уже через несколько часов после угона руководство управления вступило в негласные переговоры с Емелей — как с человеком, который позиционировал себя «ночным губернатором Брянска». Он быстро выяснил, что автомобиль «сработала» бригада Андрея Бадии.


Андрей Бадия — человек, как принято говорить, непростой судьбы. Его отец был неоднократно судим, а сам он, призванный в армию, оказался в Чечне, попав в самое пекло первой войны. Вернулся оттуда с несколькими государственными наградами, в том числе с орденом Мужества. Хотел устроиться в правоохранительные органы, но помешала биография отца. И тогда он создал свою группировку, специализировавшуюся на угонах. Очень быстро дерзость, связи и определенная наглость сделала его самым известным угонщиком Центральной России (от Москвы до Брянска и Орла): он «брал» дорогие иномарки под заказ и передавал их покупателю уже с очищенными номерами.


В начале нулевых Бадия был арестован, осужден, приговором суда лишен всех государственных наград. Говорят, что его это серьезно задело, и с того момента он стал неуправляемым.


Когда в связи с угоном служебной «десятки» наркоконтроля ему позвонил Емеля и попросил вернуть машину, Бадия сказал: «Не вижу проблем. Пусть платят за работу — и машина вернется». Спор был долгий, но Емеле не удалось уговорить угонщика вернуть машину силовикам бесплатно и он ему заплатил за нее из своих средств. Причем в возвращенной машине наркотиков не оказалось, и авторитет Емели оказался подмочен.


А через неделю ему донесли, что на одном из собраний своей бригады Бадия во всеуслышание заявил: «Завалить Гэлла — вообще проблем не вижу». После такого заявления судьба угонщика была решена.


17 августа 2007 года Андрея Бадию вызвали в Бежицкий районный суд Брянска в качестве потерпевшего по делу об избиении его сотрудниками милиции во время одного из задержаний: ему дали леща и продержали дольше разрешенного законом срока. Он потребовал сатисфакции, но в суде. После заседания, около 11:30, он вместе с начальником местного уголовного розыска вышел из здания суда, они мирно поговорили и разошлись по своим машинам. Когда Бадия садился в свой Volkswagen Passat, рядом с ним притормозил мотоцикл, и пассажир выпустил угонщику в голову весь магазин прямо на глазах начальника местного уголовного розыска. Сидевшая за рулем жена Бадии не пострадала.


Уазик милиции не догнал мотоцикл — киллеры ушли дворами.


По данным следствия, убийство Бадии совершили рославльские: мотоциклом управлял Геннадий Баронов — активный участник ОПГ Гэлла, стрелял Новгородов. Оленева не привлекали — он с Бадией был очень дружен.


Бескровная ликвидация авторитета


И вот здесь Емельянов внезапно делает серьезный криминально-политический ход: по его приказу автомат, из которого расстреляли Бадию, Гэлл подбрасывает в дом смотрящего за Смоленской областью — преступному авторитету Васе Костенку (Костенкову). Причем оружие просто кладут на видное место в бане. И сразу же анонимным звонком сообщают оперативному дежурному УБОП по Смоленской области: «К убийству на улице Майской Стачки в Брянске причастен Костенок, а автомат он выбросить пожалел, вы найдете его в бане».


— Оперативники немедленно выезжают к Костенкову и находят у него «Ублюдка» (АК-74У), — вспоминает Леонид Соловьев. — Эксперты дают заключение: именно из этого оружия расстрелян Бадия. Но Костенок — маленький и толстый — совсем не похож на тех, кто стрелял у суда, и глупо предполагать, что он оставил бы автомат у себя даже на минуту — все-таки опытный авторитет. Да и алиби у него непробиваемое: в момент убийства он гулял на свадьбе сына своего друга, где его видели около двухсот человек. Тем не менее его арестовали, предъявили обвинение и даже направили дело в суд, где оно успешно развалилось, а Костенок не только вышел на свободу за непричастностью, но и получил право на реабилитацию. Правда, тянулась эта история почти до конца 2009 года, и все это время Смоленская область оставалась без смотрящего от воров. (Не надо думать, что Костенок — белый и пушистый, его руки тоже по локоть в крови, он еще тот изувер, но в той истории он действительно был не при делах.)


Воспользовавшись этим, банда Емели пыталась взять под свой контроль еще и Смоленскую область. Частично им это удалось — во всяком случае, позиции воров здесь значительно потеснили. Именно в это время в милиции появилась своеобразная шутка — при задержании ворам в законе говорили: «Вы над Брянском даже летать на самолетах боитесь и Смоленск кругом облетаете — куда еще лезете?» Шутка злая — воры такие плохо переносят. Но, будем откровенны, тогда они Емеле ничего сделать не могли.


Не удалось


Именно в это время внутри банды Емели начинается раздрай: лидеры все больше отрываются от «пехоты», нарастает недовольство. К тому же к 2008 году в криминальном мире России завершается «демобилизация»: многие оргпреступные группировки других регионов удаляются от криминала, а ветераны, заработав капитал потом (своим) и кровью (чужой), постепенно превращаются в бизнесменов. Но ни Брянскую, ни Смоленскую области «демобилизация» не затрагивает: участники группировок, входящих в ОПС Емельянова, начинают проситься на бандитскую пенсию.


Тем более что зарплаты у бандитов небольшие — тысяч по 30-40 в месяц, поэтому каждый из них имеет свой законный и легальный бизнес, который приносит дополнительные деньги: у кого-то — отжатый в боях магазинчик, у кого-то — передвижная лесопилка. У большинства — семьи, дети. Им было что терять.


Емеля начинает жесткой рукой наводить порядок: в короткие сроки многих заслуженных ветеранов его группировок находят мертвыми, а Олег Афанасенко по кличке Леший — один из ближайших к Емеле людей, прошедший с ним Крым и Рым, получил очередь в живот, но чудом выжил. А в феврале 2008 года без вести пропал вор в законе Рогаченок — Олег Рогачев.




Олег Рогачев

Фото: из материалов уголовного дела



Из материалов уголовного дела — справка-меморандум об обстоятельствах исчезновения Рогачева и его ближайшего помощника Михалева:


Находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения, объект рассказал о смерти Рогаченка. По его словам, Рогачев пропал без вести в день рождения жены — 23 февраля 2008 года. Он специально арендовал кафе в поселке Сеча и назначил сбор гостей на полдень. Но сам в назначенное время не появился. Примерно в 12:15 жена позвонила ему на мобильный телефон, и он сказал ей: «Я еду, по дороге заехал в ювелирный, кучу бриллиантов тебе купил». Еще через полчаса он сообщил: «Я заехал в Сельцо к Емельянову, сейчас в кафе сидим — разговариваем». И уже через 15 минут он перестал отвечать на звонки. Больше ни его, ни тех самых бриллиантов никто не видел.


Братва потом выяснила: Рогаченок действительно накупил кучу брюликов, ехал по дороге, а кто-то в ментовской одежде остановил его и якобы задержал. Вместе с Михасем — денщиком Рогаченка Владимиром Михалевым — его увезли в Сельцо. Через полгода Гена Баронов хвастался, что лично с еще живого Рогачева «шкуру снимал чулком». Он Емеле стал не нужен, сам давно уже не вор — драку остановить не мог. Корону с него все хотели снять, но так и не сняли. Сам посуди, как Брянск без вора оставлять? А другие сюда и не едут…


Олег Рогачев и Владимир Михалев в 2013 году были признаны судом умершими. Их тела не обнаружены до сих пор, по оперативным данным, обоих сожгли на одном костре в лесу под Сечей.


Оленев


Банда Емели — в первую очередь хорошо организованная финансовая империя, полностью контролировавшая все денежные потоки в Брянской области и в значительной степени — в Смоленской. Но ее щупальца простирались дальше — Емеля мечтал пройти через Калужскую и войти в Московскую область (думал он, скорее всего, и о столице нашей Родины, но понимал, что сил пока мало). Группировки, входившие в ОПС, к 2006 году полностью контролировали рынки, торговые точки, все автосервисы, такси и частных извозчиков, проституцию и торговлю наркотиками, контрабанду машин, алкоголя и сигарет, сельское хозяйство и животноводство, строительство и рынок ритуальных услуг, добычу и вывоз леса, торговлю горюче-смазочными материалами и сотовые сети, подпольные игорные заведения и все финансовые структуры. Крупные бригады автоугонщиков из других областей легализовывали машины через Брянск — и это тоже небесплатно. Известно, что через подконтрольные Емеле структуры потоком в Россию шло оружие — как гражданское для переделки, так и боевое…





Андрей Оленев

Кадр: из материалов уголовного дела


Наличные Емеле еженедельно привозили чемоданами, и, как правило, это были не рубли. По очень скромным оценкам, ежемесячные доходы группировки составляли до шести миллионов долларов.


У Емельянова было несколько мобильных, зарегистрированных на чужие паспорта, и каждый — для определенного круга общения. Но известно, что в начале нулевых он спокойно мог позвонить на личные сотовые всем руководителям силовых структур двух регионов, любому депутату или руководителю области. И даже в Москву, депутатам и сенаторам. Содержание переговоров неизвестно, но сам круг общения — характерен.


Рославльские и дубровские — это были его спецназовцы. По неполным данным, только в период с 2002-го по 2009 год они совершили 60 убийств на территории Брянской области, 10 — в Смоленской и четыре — в Калужской. Но, повторюсь, данные неполные и нуждаются в проверке. К тому же входящие в банду Емели бригады действовали в области задолго до его воцарения, с 1991-1992 годов, и уже тогда кротостью не отличались…


И все-таки среди боевиков Емели особняком стоит фигура Оленева — весьма противоречивая.


Оленев — бывший военный, затем — участковый Дубровского отдела милиции, где он крепко подружился с Василием Петровым. Они вместе попали под обвинение в вымогательстве, вместе сидели в СИЗО, вместе вышли на свободу, но уже бывшими сотрудниками милиции. Вместе создавали группировку… Для 90-х — стандартная судьба, умещающаяся в тире между датами рождения и смерти на железном кресте, воткнутом в кладбищенский холмик.


Но к процессу убийства Оленев подходил творчески. Назвать его «торпедой» нельзя.


Однажды Оленев получил заказ на убийство Могилева — лидера преступной группировки, с которой у дубровских были хорошие отношения, но потом они испортились. И Могила отлично знал Оленева: они неоднократно за одним столом сидели, в одной бане парились. Поэтому подойти к Могилеву на дистанцию выстрела было нереально. Казалось, что нереально…


И тогда Оленев на улице стреляет ближайшему другу Могилева по ногам. Именно по ногам, чтобы он попал в больницу. А сам гримируется под бомжа, причем сбривает с груди волосы и клеит их себе на лицо. Надевает длинный засаленный парик, подрисовывает синяки под глазами, и трое суток живет в больнице, где лежит друг Могилева: сначала на трубах теплотрассы, потом — в приемном покое, куда его пускают поспать медсестры. И его никто не опознает! В том числе охрана Могилева, когда тот наконец-то приезжает навестить своего друга.


Оленев стреляет в Могилева, но у него клинит пистолет — и Могила от него убегает. Киллер загоняет жертву в тупик на втором этаже, забивает кирпичом до смерти и, несмотря на открытый по нему охраной погибшего авторитета огонь, спокойно скрывается…




Николай Емельянов

Фото: из материалов уголовного дела


Я описывал убийство Виктора Шугарова (Шугара) — 9 августа 2003 года на пороге кафе «Не горюй!» он упал, пораженный единственной пулей из пистолета Макарова, выпущенной неизвестно кем и неизвестно откуда. Это был Оленев — он, переодевшись старухой, перекрасившись в рыжий цвет и навесив фальшивую грудь, несколько дней торговал вареной кукурузой, катая тележку по тропинкам парка, крича противным голосом, периодически устраивая склоки с конкурентками… Этот грим позволил Оленю выстрелить в авторитета с дистанции в семь метров — и никто не заметил ни киллера, ни оружия. И потом он еще долго продолжал торговать кукурузой, чтобы не встревожить охрану Шугара, искавшую стрелка. А ведь многие знали его в лицо!


Однажды, уже в 2009 году, Оленев, выпив, говорил своим товарищам: «Я профессионал! Я вплотную подойду — ты меня не узнаешь! И дернуться не успеешь…»


На той же встрече его спросили: а правда, что ты «исполнил» 45 человек? И он ответил: не считал, но гораздо больше. Гораздо.


Работал Оленев за зарплату. Только однажды — после ликвидации начальника «Брянскспиртпрома» — Емельянов, получивший полный контроль над алкогольным производством в области, выплатил ему 10 тысяч долларов. На эти деньги Оленев купил себе подержанную машину и начал ремонт квартиры, но деньги закончились…


Еще один случай, красноречиво говорящий о киллере: 21 июня 2003 года на улице Чернышевского в Брянске Оленев и Турлаев расстреливали Богданова (Басиста). Тот успел ранить напарника Оленева, и тот взвалил его на себя и тащил несколько сот метров вопреки приказу Василия Петрова, который по рации орал: «Добей и уходи!» Олень привез раненого в квартиру к друзьям, вызвал знакомого врача, а потом отвез его на своей машине в Рославль и под легендой сдал в приемный покой той самой больницы, где он убил Могилева. Он убедил медиков, что напарника ранил патрон, попавший в костер.


Мне кажется, что во всей империи Емельянова именно Оленев был самой выдающейся личностью. Он пропал без вести 9 марта 2010 года. По оперативной информации, его после перестрелки взяли в плен и перед смертью долго пытали, заставив под видеозапись взять на себя все убийства бригады. Пристрелил его Галанцев. Видео его последних минут так и не обнаружено...


Из материалов уголовного дела — показания свидетеля Джания о причинах убийства Андрея Оленева:


В конце 2009-го или в начале 2010 года Гэлл пошел на сотрудничество с правоохранительными органами и дал показания по делу об убийстве Васи Петрова и еще 16 убийствах, совершенных Оленевым. А на следующий день ту же информацию сообщил смоленским авторитетам — те тоже искали киллера, расстрелявшего Петрова. Причем свою роль в произошедшем Галанцев принизил.


Оленева сразу стали искать, он об этом узнал чуть ли не сразу и ушел в подполье. И сказал, что сначала завалит Гэлла. К тому времени он тесно общался с двумя знакомыми из Смоленской области — Владимиром Фандеевым и Кириллом Бадайлиным. Они втроем стали готовить убийство Гэлла. Сначала решили взорвать Гэлла в Рославле, так как Оленев обладал опытом подрыва машин, но позже сам Олень от этой идеи отказался — он очень уважал бойцов, говорил, что «они такие же, как я», и не хотел, чтобы кто-то из них пострадал.


В ночь с 8 на 9 марта 2010 года группу Оленева обманным путем выманили в Рославль — якобы посмотреть машину, которая была нужна для убийства Гэлла. Но в гараже их ждала засада — Галанцев и его бойцы. Что там произошло, я не знаю, но знаю, что Гэлл лично застрелил Оленева. Кто убил Фандеева и Бадайлина, мне неизвестно.


И еще Галанцев однажды сказал, что у него есть козырь — видеозапись, на которой Оленев подробно рассказывает обо всех совершенных им убийствах, причем говорит, что совершал их по своему личному решению, а не по приказу Емели или Гэлла. И пояснял, что этой кассетой Оленев заработал легкую смерть и себе, и своим бойцам.




Андрей Оленев

Фото: из материалов уголовного дела



Шабаш


Конец банде Емели, действовавшей в Брянской и Смоленской областях, положили следователи СКР (тогда еще — следственного комитета при прокуратуре) Калужской области.


— Расследуя убийство Радюкова, совершенное в Обнинске, мы обнаружили тот самый джип, — вспоминает подполковник юстиции Дмитрий Рыженко. — И постепенно, по крупицам, установили его принадлежность к действовавшей в Брянске банде Емели. Именно эта ниточка привела нас к Галанцеву и Оленеву. А там — счастливый случай: изучая материалы по Гене Баронову, мы вдруг обнаружили, что его подручные выезжали в Калугу 4 ноября 2003 года. А в тот день у нас расстреляли двух патрульных, и получилось так, что я осматривал место происшествия как один из дежурных следователей.


Если говорить коротко, то в Калуге, на улице Космонавта Комарова, в элитном доме проживал местный авторитет — некий гражданин Никитин. Главный выход был на Комарова, а второй выход, через арку — на улицу Плеханова. И жильцы дома на улице Плеханова обратили внимание на подозрительного мужчину, который с утра явно кого-то поджидал. За целый день он намозолил глаза, и вечером граждане позвонили в милицию.


— По вызову подъехал ближайший наряд, сержанты Щербаков и Стешин, — рассказывает руководитель второго отдела по расследованию особо важных дел следственного управления СКР по Калужской области, подполковник юстиции Дмитрий Рыженко. — Они вошли во двор и увидели, как от помойки в их сторону идет мужчина, на ходу застегивающий, простите, ширинку. Милиционеры остановили его и попросили документы. Он сказал, что бумажник оставил в машине, и пошел к ней, но почти сразу, достав пистолет Макарова из внутреннего кармана куртки, начал стрелять. Щербаков был ранен в живот и потом очень долго лечился, а по Стешину стрелок промахнулся.


В первые же часы работы по показаниям свидетелей стало ясно: стрелок ждал кого-то, кто проживал в элитном доме. Чуть позже выяснилось, что все это время у главного входа в дом находился другой мужчина, по описанию свидетелей, скорее всего Оленев. При проверке жителей возникла единственная версия: киллеры ждали Никитина. (Она подтвердилась летом 2004 года, когда возле того дома 26 июня его расстреляли, и убийство так и осталось нераскрытым.)


В 2010 году следователь Рыженко, собрав фотографии бойцов банды Емели, предъявил их сержантам Щербакову и Стешину, и среди 54 лиц оба однозначно указали на Петра Турлаева — он стрелял в обоих милиционеров.


Вторым, караулившим главный вход, был Оленев. Но Никитин в тот день внезапно очень рано уехал из города по делу и вернулся только глубокой ночью, что его и уберегло. А засветившихся киллеров из Калуги в Брянск вывозил Гена Баронов. Мотивы покушения на Никитина до конца не установлены, но с высокой степенью вероятности можно предположить, что сразу после убийства обоих воров Емеля собирался проложить дорожку в Калужскую область.


Не заслуживающие снисхождения


В 2014 году уголовное дело по обвинению оставшихся в живых членов банды Емели — Турлаева Петра Александровича, Семенова Игоря Ивановича, Новгородова Сергея Владимировича, Галанцева Игоря Николаевича, Баронова Геннадия Владимировича, Терешина Олега Геннадьевича и Гурова Андрея Викторовича — рассматривал суд присяжных. Несмотря на убедительные доказательства, собранные следствием по малой части преступной деятельности, им вынесли оправдательный вердикт: «невиновны и не причастны». Почему — до сих пор неизвестно. Верховный суд, рассмотрев апелляции, отправил дело на новое рассмотрение, но в ином составе суда.


12 июля 2019 года новое жюри присяжных безоговорочно признало их виновными и не заслуживающими снисхождения.


Дата оглашения приговора пока не назначена. А затем участников банды ждет новый суд: из шести десятков убийств и почти тысячи других преступлений ОПГ Емели следствие завершено примерно по двадцати.


Николай Емельянов по-прежнему находится в розыске. Одни считают, что он давно мертв, а другие — что он скрывается, сделав пластическую операцию и затаившись где-нибудь в большом городе.



Made on
Tilda