Дело Номер

Мордашов редактирует «Форбс»

21 апреля череповецкая “Речь” – СМИ, финансируемое холдингом Алексея Мордашова, перепечатала на русском языке статью “Стальная хватка” из первого номера журнала “Форбс”, в которой автор Павел Хлебников приоткрыл некоторые ранее неизвестные страницы приватизации “Северстали”. Причем свет этот пролили как господин Мордашов, так и Юрий Викторович Липухин.
Текст, безусловно, очень интересный, но… наибольший интерес представляют сокращения. Давайте посмотрим, что не попало в текст (то есть, что сократили редакторские ножницы главного редактора Елены Бегляк). В скобках даны мои пояснения, чтобы был понятен контекст.
1. “Из его рассказов становится понятно, что акции комбината Мордашов скупил хотя и за деньги, но не за свои. А своего партнера и, кстати, “крестного отца” Липухина ловко оттер в сторону”. (Из рассказов Мордашова.)
2. “Потому что в один прекрасный момент он стал совершенно другим человеком. Он оказался не хозяин своему слову”. (Слова Липухина о Мордашове по поводу того, что он доверил ему приватизацию комбината.)
3. “Деньги зарабатывались так… Липухин предложил было создать ядро акционеров из членов совета директоров и других “наиболее уважаемых людей на комбинате”, но Мордашов его отговорил. Да Липухин особенно и не настаивал. “Тогда в приватизации мало кто разбирался, они боялись с ней связываться”, – вспоминает Мордашов”. (О создании “Северсталь-Инвеста”.)
4. “Огромную маржу от его перепродажи трейдерская фирма пускала на покупку ваучеров, а заодно и акций у рабочих”. (О том, как комбинат отпускал “Северсталь-Инвесту” металл по низким ценам.)
5. “По словам Липухина, “Северсталь-Инвест” не только получал металл по заниженным ценам, но и брал у комбината большие кредиты”.
6. “Со временем “Северсталь-Инвест” выкупил почти все акции и у трудового коллектива. “Тогда были очень трудные времена, часто не выплачивали заработную плату, и люди охотно продавали свои акции”, – вспоминает Липухин”. (Не упоминая при этом, что часть денег, ушедших в “Северсталь-Инвест” из-за низких отпускных цен комбината, могла бы пойти на выплату тех же самых зарплат.)
7. “Он с друзьями уехал на какие-то острова, погуляли недельку, а когда вернулся…” (Липухин говорит о том, как Мордашов предложил, чтобы ему достался 51% акций “Северсталь-Гаранта”.)
8. “У меня была стратегия – развивать комбинат, восстанавливать производство, улучшать экологию, – говорит Липухин. – Но Алексей считал это гиблым делом. Развитие комбината свернуто, и началось Бог знает что”.
9. “Именно в это время Мордашов покончил с принципом коллегиального управления акциями завода. “Весной 1999 года он самостоятельно, без моего ведома, выкупил на себя 17% акций, которые принадлежали “Северсталь-Инвесту”, – говорит Липухин.– Я к нему подошел и сказал: “Алеша, так действовать нельзя!”. Его ответ был предельно коротким: “Об этом нигде не написано”.
10. “Вот за это Липухин до сих пор обижен на своего преемника и обвиняет его в нарушении данного слова. Мордашов же наличие каких-либо джентльменских договоренностей отрицает”.
11. “Экс-директор утверждает, что получил за этот пакет в шесть раз меньше, чем мог бы выручить на рынке” (о цене продажи Мордашову 49% акций “Северсталь-Гаранта”)... однако наотрез отрицает, что купил акции с таким дисконтом” (отрицает Мордашов).
12. “Доменная печь номер четыре стоит, коксохимическое производство в тяжелом состоянии, сортопрокатный цех дает треть того, что может дать”, – жалуется он…” (Липухин.)
13. “Чубайсовскую приватизацию он проклинает: “Она была сделана абсолютно безграмотно и неправильно, стала дикой, разгульной, криминальной”. Он говорит, что по этическим соображениям не стал забирать все акции “Северстали” себе. “Если бы у меня не было совести и чести, я бы это сделал, – говорит бывший гендиректор. – Но я не мог наживаться на бедности народа”.
14. “У Мордашова другое объяснение. “Были три причины, почему старые директора не стали собственниками своих заводов, – говорит он. – Во-первых, они не понимали, что такое приватизация. Во-вторых, они боялись, что это ненадолго, что придет прокурор, начнет задавать вопросы... А у нас не было этого годами вбитого страха. В-третьих, я думаю, они не верили, что наши заводы способны на такую экономическую отдачу”.
16. Нет подзаголовка “Не поделили”.
Вот такие “сокращения” не попали на газетную полосу “Речи”. Не удивительно.


Made on
Tilda