Расследования Об издании Контакты
Сегодня:

ЧИТАЙТЕ В ГАЗЕТЕ "ДЕЛО №"5

 

Рога и копыта московского правительства.
Таинственные визитеры, московская недвижимость, пропажа директоров и другие необъяснимые явления

Александр Акулов, Андрей Крючков

Распечатать статью

Булгаковская история с визитом в Москву Сатаны со свитой повторяется, но с по­правкой на особенности текущего момента. В 2004 году сразу несколько московских предприятий, владеющих объектами недвижимости (складами, магазинами, гости­ницами, офисными зданиями и т.д.) были удостоены визитов странного вида людей, одетых по последним тенденциям китайско-вьетнамских рынков; люди эти, ни мно­го, ни мало, обещали миллионы долларов в обмен на контроль над бизнесом.

Уходили и обещали вернуться

Визитеров выпроваживали из директорских кабинетов с пожеланиями душевного здоровья. И те, ничуть не смущаясь, уходили и обещали вернуться. Они даже оставляли свои визитки, чтобы руководители предприятий могли оперативно с ними связаться, когда возникнет необходимость. На визитках, которые оставляли визитеры, было начертано: "Агентство антикризисных технологий и инвестиций (АНТИ)". А сами "консультанты" — Дмитрий Першиков и Андрей Быстров — значились в нем генеральным директором и председателем совета директоров.

Необходимость обратиться к этим господам у тех, кого посетила странная парочка, как правило, возникала уже через неделю, когда обнаруживалась пропажа кого-то из близких: жены, сестры, дочери... Руководители предприятий почему-то сразу понимали, чьих рук дело эти странные исчезновения. А дальше все развивалось прямо по тексту Михаила Афанасьевича:

"Настала пора действовать, приходилось пить горькую чашу ответственности. Аппараты были исправлены во время третьего отделения, надо было звонить, сообщить о происшедшем, просить помощи, отвираться, валить все на Лиходеева, выгораживать самого себя и так далее. Тьфу ты, дьявол! Два раза расстроенный директор клал руку на трубку и дважды ее снимал. И вдруг в мертвой тишине кабинета сам аппарат разразился звоном прямо в лицо финдиректора, и тот вздрогнул и похолодел. "Однако у меня здорово расстроились нервы", — подумал он и поднял трубку. Тотчас же отшатнулся от нее и стал белее бумаги. Тихий, в то же время вкрадчивый и развратный женский голос шепнул в трубку:

— Не звони, Римский, никуда, худо будет.

Трубка тут же опустела. Чувствуя мурашки в спине, финдиректор положил трубку и оглянулся почему-то на окно за своей спиной".

Сами визитеры после этих звонков снова появлялись в офисах своих жертв. Иногда вместе с исчезнувшими на время близкими и родственниками по­следних, накачанными таблетками или какими-то другими веществами, и по-прежнему любезно и вкрадчиво объясняли, чем вызван их визит и чем мотивиро­вана некоторая бесцеремонность поведения.

Как законный наследник

Ни от кого из тех, кого они посетили, Быстров и Першиков не скрывали, что основная деятельность их "Агентства" - это захват "лакомых" кусочков недвижимости г. Москвы путем организации скупки акций миноритариев и проведения так называемых недружественных поглощений... В качестве примера странная парочка приводила деятельность "Росбилдинга", известную по скандалам с захватом московских универмагов. Причем из рассказов Быстрова и Першикова выходило, что "Агентство антикризисных технологий и инвестиций" - не что иное, как законный наследник "Росбилдинга".

Впрочем, это не было пределом откровенности визитеров. Отскабливая , грязным ногтем яичный желток с помятого галстука (в одном из других случаев: протирая засаленным рукавом пиджака мокрый след на столе от стакана с чаем), Быстров рассказывал своим "клиентам", что для решения вопросов в судах они используют связи некоего Дениса Вороненкова, бывшего юриста "Единой России" и человека близкого к Хапсирокову, бывшему всемогущему завхозу Генпрокуратуры.

— А для решения вопросов с МВД, — продолжал мысль коллеги Першиков, разглядывая образовавшуюся дыру в ботинке, через которую смотрел на мир застиранный носок, — мы используем сотрудника МВД Золотова Глеба, способного вынести любую информацию из МВД, либо "занести" нужное в оперативные службы...

Завершали свое выступление визитеры обычно заявлением, что если у них возникнут вопросы по исполнению решений судов, то выполнять их будут "прикормленные" еще со времен "Росбилдинга" сотрудники Департамента судебных приставов, дорожку к которым он, Быстров, проложил давно через сына одного влиятельного силовика... И, как результат: в г. Иркутске судебные решения штампуют как на конвейере...

Как бы в подтверждение этих слов еще через несколько дней руководство предприятий получало письмо от московского отправителя. В конверте оказывался исполнительный лист иркутского суда, согласно которому предприятию запрещалось проводить любые операции с принадлежащими ему объектами московской недвижимости. Истцом, как правило, выступал какой-нибудь никому не известный гражданин, якобы владеющий тремя-четырьмя акциями предприятия, владеющего в Москве и области недвижимостью на миллионы долларов. Именно в пользу такого истца выносил решение суд. Подобных чудес Москва и Россия не видели со времен самого Воланда! Чтобы российское правосудие отдало маленькому акционеру даже не причитающиеся дивиденды, а все имущество предприятия!

Для некоторых жертв загадочных консультантов страсти, достойные пера Булгакова, уже затихли. Вот лишь одна из недавних историй.

В феврале этого года Арбитражный суд Москвы по иску "Промсвязь-банка" наложил арест на сделки с имущественным комплексом ЗАО "Всероссийский научно-исследовательский институт медицинского приборостроения-Бита" (ВНИИМП). Примечательно, что ранее банк финансировал проект по скупке акций ВНИИМП менеджерами компании "Системный проект-менеджмент" (СПМ). Однако в "Промсвязьбанке" заподозрили, что СПМ пытается вывести активы ВНИИМП и исключить банк из числа его совладельцев. К тому, кто стоит за компанией "Системный проект-менеджмент", мы еще вернемся. Что же представляет собой объект "трепетного" внимания "Пром-сявзьбанка" — ВНИИМП?

ЗАО "ВНИИМП-Вита" занимается производством медицинского оборудования. До декабря 2003 года более 80% акций ЗАО контролировал директор предприятия Владимир Викторов, 15% акций принадлежит 000 "Лизинговая компания". Однако истинная ценность данного объекта становится очевидной, когда узнаешь следующий факт: ежегодная выручка ВНИИМП за счет сдачи в аренду помещений составляет $5 млн. Учитывая динамику изменений на рынке московской недвижимости, стоит назвать еще одну цифру: общая площадь помещений, находящихся в распоряжении ВНИИМП, — более 40 тысяч квадратных метров.

Скупкой акций столь "перспективного" Предприятия занимались менеджеры компании "Системный проект-менеджмент" Руслан Алмакаев и Родион Улыбин. И, видимо, занимались весьма успешно, потому что скупили более 82% акций ЗАО в декабре 2003 года, обещая привлечь инвестиции и увеличить заказы на закупки медицинской техники. Однако уже в январе в ЗАО прошло внеочередное собрание акционеров, на котором была утверждена продажа двум малоизвестным компаниям 85% недвижимого имущества ВНИИМП менее чем за $4 млн при рыночной цене в $46-48 млн. Через несколько дней Арбитражный суд Москвы наложил арест на здания ВНИИМП и запретил отчуждать любую собственность медицинского института.

Это рядовое в общем-то для Москвы, где подобные агрессивные захваты успешно работающих предприятий давно стали нормой, событие повлекло за собой самый, пожалуй, грандиозный и доселе небывалый информационный бум. Неожиданно официальные лица в рамках протокола, то есть, называя себя, и под диктофон, начали сообщать информацию, которая радикально изменила представление о "враждебных слияниях и поглощениях".

Один из директоров "Промсвязьбанка" в комментарии журналистам ("КоммерсантЪ", 18. 02. 2004) сообщил, что иск подала компания, аффилированная его банку. По словам банкира, "Системный проект-менеджмент" осуществляла скупку акций ЗАО ВНИИМП за $10,5 млн, выделенных ей "Пром-связьбанком" в виде кредита на три года.

Представитель "Промсвязьбанка" утверждает, что "в обмен на совместное участие в проекте и его финансирование менеджмент "Системного проекта" должен был передать банку 62% акций ЗАО". Предполагалось, что недвижимость будет по-прежнему сдаваться в аренду, а доходы направят на погашение кредита. Интересы "Промсвязьбанка" во ВНИИМП, по утверждению источника, представляет фирма "Агентство антикризисных технологий и инвестиций". Но после того как в январе новые акционеры ВНИИМП инициировали вопрос о продаже шести корпусов института, "Промсвязьбанк", посчитав, что господа Улыбин и Алмакаев пытаются вывести активы "под себя", обратился в суд с требованием аннулировать результаты собрания акционеров.

Сам Родион Улыбин тоже пошел на откровенность и сообщил, что "Системный проект" на самом деле "зашел" на ВНИИМП, чтобы помочь институту отбиться от атак группы "Росбилдинг", которая в 2002 году пыталась скупить акции института и "даже сумела собрать определенный пакет": "в результате структурных изменений "Росбилдинг" ушел, но его интересы перешли "Агентству антикризисных технологий и инвестиций" (эта компания создана рядом бывших сотрудников "Росбилдинга").

Из всех этих откровений складывалась довольно забавная картинка. "Промсвязьбанк", захотевший откусить кусок московской недвижимости, решил сделать это, используя чужие руки — "Системный проект". Причем, чтобы окончательно спрятать хвосты, представлять свои интересы в этой сделке банк поручил "Агентству антикризисных технологий", которое само специализируется на захвате предприятий и объектов недвижимости, и "родитель" которого — "Росбилдинг" уже пытался взять под себя контроль над ВНИИМП.

Стараясь разобраться в хитросплетениях этих де­ловых отношений, журналисты решили побольше узнать о том, что такое "Системный проект". И узнали на свою голову: оказалось, что "Системный проект-менеджмент" — дочерняя структура АФК "Система". Пресс-секретарь АФК "Система", Ольга Пестерева, не увидев никакой опасности в интересе журналистов к участию АФК в деятельности ВНИИМП, официально заявила: "АФК не является акционером ВНИИМП, но "Система" подписала соглашение с "Витой" о развитии медицинского направления деятельности этого предприятия".

Короче говоря, если проводить аналогии, то заказчик через посредника обратился к киллеру, которого уже наняли убить того самого заказчика. Причем, нанял, скорее всего, тот самый посредник, к которому обратился заказчик, чтобы нанять киллера. Сюжет, которому мог бы позавидовать Квентин Тарантино... Но в нашем случае интересно даже не то, как хитро все закручено, а то, что впервые за всю историю московских захватов так очевидно в одном поле сошлись эти действующие лица:

"Росбилдинг", "Агентство антикризисных технологий и инвестиций" (АНТИ) и АФК "Система". Оказалось, что трех этих действующих лиц могут объединять не только объекты их деловых интересов, но и "родственные" связи (как в случае с "Росбилдингом" и АНТИ).

Секреты фирмы

Одним из предположений, частично объясняющих непотопляемость "Росбилдинга", который так или иначе имеет отношение ко всем манипуляциям с захватами столичной недвижимости, является... его забота о здоровье нации. Ни для кого не секрет, что президент Путин демонстрирует позитивное отношение к любым инициативам крупного и среднего бизнеса в области развития физкультуры и спорта. Заботу о физической форме страны уже давно научились использовать в собст­венных интересах как сами бизнесмены, так и государственные чиновники, кото­рые демонстрируют президенту свое рвение в области развития спорта. Известно, что "Росбилдинг" имеет покровителей не только в московском правительстве, но и в Администрации президента. Хорошие отношения с Администрацией президента "Росбилдингу" удается поддерживать благодаря усиленному вниманию к дзюдо. Именно "Росбилдинг", как непосредственно, так и через дочерние структуры, является основным спонсором всех официальных чемпионатов по дзюдо.

"Спортивная подготовка" поставлена в "Росбилдинге" на хороший уровень во многом благодаря человеку, которого различные источники представляют как одного из основателей самой группы "Росбилдинг" — Михаилу Геразиевичу Мамиашвили, который также известен как президент Федерации спортивной борьбы России. Мамиашвили — заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР и России, кандидат педагогических наук. Чемпион СССР, Европы, мира, Олимпийский чемпион 1988 года (Сеул). Полковник Мамиашвили — фигура, тем не менее, не публичная. Другие фигуры, которых эксперты склонны называть руководителями "Росбилдинга", в отличие от Мамиашвили, не могут похвастаться ни связями, ни богатой биографией.

По информации осведомленных источников, одним из основных руководителей группы "Росбилдинг" является Сергей Эдуардович Гордеев. Ему приписывают функции разработчика схем работы группы.

Именно 32-летний Сергей Гордеев до 1998 года по всем официальным до­кументам проходил как учредитель ЗАО "Росбилдинг".

Еще одним "топ-менеджером" "Росбилдинга" считается Алексей Тулупов, 1975 года рождения. В 2001-2003 годах Алексей Тулупов, человек, имеющий только законченное среднее образование, 10 классов, вел от лица "Росбилдинга" все официальные переговоры, касавшиеся скупки акций столичных универмагов и универсамов.

Сергей Гордеев и сейчас является официальным лицом "Росбилдинга", что же касается всех остальных, кто так или иначе оказался причастен или кого записали в ряды "Росбилдинга", то вряд ли кто-то скажет об их судьбе что-то определенное. Одна из отличительных особенностей деятельности "Росбилдинга" — не только использование молодых и на первый взгляд ничего собой не представляющих "специалистов"; как правило, после очередной крупной акции по захвату "куска" собственности, 90% работавших на "Росбилдинг" людей оказываются за бортом и рассеиваются во множестве мелких и средних фирм. Впрочем, некоторые из бывших "специалистов" "Росбилдинга" сегодня трудятся на руководящих должностях в "Альфа-групп", "Бин-банке" и на государственной службе.

Загадочные оборванцы

Между тем, директора совсем других предприятий, у которых и своих внезапно возникших проблем хватало, не следившие за ходом сюжета с ВНИИМП, совершали любопытные открытия, касающиеся деятельности посетивших их визитеров.

Одной из таких жертв загадочных оборванцев Быстрова и Першикова стал директор одного из старейших московских предприятий ОАО "Мострансагентст-во" Виктор Горин.

В начале февраля 2004 года Горин задержался вечером на работе, о чем и решил предупредить свою жену. Однако на звонок жена не ответила. Естественно, Горин не обратил на это внимания, и лишь через какое-то время, позвонив несколько раз повторно и не услышав ответа, забеспокоился и набрал номер своей старшей дочери. Дочь Анна также не взяла трубку. В тот вечер обеспокоенный директор "Мострансагентства" дома свою семью, а именно, жену и двух дочерей, не обнаружил. И растерялся настолько, что некоторое время не мог понять, куда же они мог­ли уехать, и что он должен сделать. Лишь ближе к полуночи директор осознал, что подобное отсутствие его близких никак не может быть связано с походом в театр, кино, в гости или внезапным отъездом за город, и решил сообщить об исчезновении в компетентные органы. Однако не успел этого сделать. Мобильный телефон директора "Мострансагентства" огласил пустую квартиру долгожданным звонком: на дисплее высветился знакомый номер дочери.

И родной голос на другом конце линии сообщил: "Папа, не волнуйся, с нами все в порядке. Главное не делай глупостей и сделай все так, как тебе скажут. Так будет лучше для всех, потому что если ты сделаешь по-другому, мы останемся нищими".

Через секунду Виктор Горин услышал в трубке другой знакомый голос: один из давешних странных визитеров сообщил, что готов встретиться сегодня, чтобы обсудить все интересующие Горина вопросы.

Через два часа, ночью, в кафе в центре Москвы, рядом с главным офисом "Мострансагентства" уже знакомые Горину господа в полиэстеровых рубашках с засаленными воротничками предлагали Горину восемь миллионов долларов за то, чтобы он сложил с себя полномочия Генерального директора предприятия, назначил своим преемником человека, которого укажут ему Быстров и Першиков, а также передал им все имеющиеся у него акции предприятия. Видимо, не очень веря в коммерческую привлекательность данного предложения, таинственные визитеры привезли с собой на встречу старшую дочь Горина, которая, как показало затем ме­дицинское обследование, находилась под действием принудительно введенных ей психотропных веществ. Быстров и Першиков чувствовали себя хозяевами по­ложения настолько, что не стали требовать от Горина никаких сиюминутных гарантий и обещаний. Закончив свое выступление, они подхватили с соседнего стула расслабленное тело дочери Горина и гордо удалились, оставив Генерального директора предприятия, обладающего 50 тысячами квадратных метров московской недвижимости, подумать над имеющимися перспективами.

Сказать, что Горин не понимал, что происходит вокруг — значит, ничего не сказать. К счастью, директор сообразил, что позвонить в соответсвующие органы все-таки нужно. И соответствующие органы среагировали оперативно. Уже через сорок минут в офис "Мостран-сагентства" приехали оперативники ОВД "Басманное", на чьей территории и находится офис предприятия. Однако еще через двадцать минут произошло очень странное событие, на которое поначалу никто не обратил внимания. В офис МТА пожаловали сотрудники ГУБОП. Странность этого визита смутила даже оперативников ОВД "Басманное": дело в том, что они выехали просто проверить вызов, ни о каком преступлении на момент звонка в ОВД речи не шло, более того, информация о похищении семьи гендиректора МТА не проходила ни по каким служебным каналам. Какие такие тайные силы направили в эту ночь сотрудников ГУБОП в офис МТА — загадка. Но не самая странная во всей этой истории.

Семья Виктора Горина была обнаружена сотрудниками милиции в одном из подмосковных пансионатов, где ее удерживали люди, которые не смогли внятно объяснить причину своего нахождения там и целей, с которыми они "охраняли" семью Гендиректора московского предприятия.

Уже через несколько дней Виктор Горин узнал, что такое агрессивная скупка акций у акционеров, и как при помощи исков подставных фирм накладывается арест на все имущество предприятия. Однако строптивый директор твердо решил не сдаваться. Странных событий в жизни Виктора Горина и возглавляемого им предприятия существенно прибавилось.

В ночь с четверга на пятницу 23 апреля, группа неизвестных проникла на территорию одного из хозяйственных объектов ОАО "Мострансагентство" на Рабочей улице, взломали замки на дверях и разгромили офис предприятия с первого по третий этажи. Оперативники, приехавшие на место происшествия, обнаружили выломанные двери кабинетов, перевернутую и разбитую мебель, искореженную технику.

Для журналистов, занимающихся темой захватов собственности в Москве, и следящих за развитием событий вокруг МТА, этот пятничный погром не стал большим сюрпризом. Накануне организаторы захвата МТА потерпели сокрушительное поражение в Арбитражном суде Санкт-Петербурга и Ленинградской области, и буквально через час после окончания заседания, на котором не было никого из представителей истца и подставной фирмы, что якобы заключила с МТА какой-то неправомерный договор, руководству МТА и другим крупным акционерам позвонили с предупреждением: "Мы переходим к активным действиям".

Самое интересное, что для руководителя Управления экономической безопасности Правительства Москвы Александра Корсака связь между погромом и неудачными попытками захватить МТА тоже была очевидна. Оперативники еще только приехали на место происшествия, а Александр Борисович уже позвонил Генеральному директору МТА Горину: "Ну и что вы теперь собираетесь делать?" Тот же самый вопрос шеф Управления экономической безопасности Москвы задавал за три недели до этого директору московского предприятия ОАО "Покровское", также владеющего внушительной недвижимостью в Москве, Бурцевой. Она так и не смогла найти правильный ответ. В результате пожилую женщину едва не выбросили из окна кабинета бойцы ЧОП "РОДОН", использование которых для захвата предприятий уже давно стало доброй московской традицией. Горин в ответ на вопрос Александра Корсака сообщил: "Собираюсь перечитать газеты". И это не было неадекватной реакцией задерганного последними событиями человека. Дело в том, что накануне Виктору Горину попалась заметка, на содержание которой он вообще бы не обратил никакого внимания, если бы в ней не упоминались обстоя­тельства, связанные с попытками захвата "Мострансагентства"...

Семья и провокации

Горин отыскал эту самую заметку. Начиналась она так: "Представим себе ситуацию. Есть, например, семья. Приличная такая семья, без всяких там ассоциаций. Настоящая, то есть, семья, а не криминальная или еще какая-то.

Муж — господин Л.

Жена — госпожа Б.

И родственник жены — господин Е.

Семья хорошая, деловая, работящая. И вот приходит как-то к господину Л госпожа Б и говорит, мол, родственник наш, господин Е, новое, полезное для всех дело придумал, большой проект, который позволит всем желающим любой билет заказать-забронировать, куда душа пожелает: хоть в кино, хоть на самолет, хоть в троллейбус. Господин Л голову погладил, — ладно, говорит, в чем вопрос.

— А вопрос в деньгах, — говорит госпожа Б. — Дай ему деньжат в долг, под проценты.

— А много ли надо? — Спрашивает господин Л.

— Да самую малость, — отвечает госпожа Б, — всего-то миллионов одиннадцать долларов.

Господин Л, не долго думая, денег дал. Прошел месяц, второй, третий, десятый... Пришло время господину Е деньги отдавать или большой проект представлять...." Дальше авторы со знанием материала и обстоятельств дела пересказывали перипетии борьбы за принадлежащую "Мострансагентству" недвижимость. Виктора Горина так удивила осведомленность журналистов, что он решил встретиться с ними, чтобы прояснить для самого себя некоторые подробности этой истории, изложенные в материале...

Грамотно, профессионально написанный текст, между тем, заканчивался очень странно, какими-то полупрозрачными намеками, суть которых Горин не уловил. Вот чем завершался материал, опубликованный накануне погрома в офисе МТА: "А теперь мы плавно возвращаемся в начало нашего рассказа о семейной истории. До сих пор МТА журналисты и сотрудники соответствующих органов рассматривали исключительно в роли владельца огромного количества дорогой недвижимости. Социальная значимость предприятия, его коммерческие связи, его информационная сеть даже в расчет не принимались. А между прочим, именно МТА владеет информационной компьютерной сетью, полностью соответствующей европейским стандартам и потенциально готовой для того, чтобы охватить все пространство СНГ. То есть, при незначительных организационных усилиях в Москве можно заказывать авиабилет на рейс украинской авиакомпании Киев -Ганновер и наоборот.

Так что господин Е и госпожа Б, которые неизвестно как освоили деньги господина Л, могут представить "свой" большой социально значимый проект во всей красе. Для этого нужно только захватить МТА руками "АНТИ", который в качестве компенсации за услуги возьмет себе свой кусочек — московскую недвижимость, стоимость которой несоизмеримо мала по сравнению со стоимостью информационных сетей".

Журналистов, авторов этой заметки, найти Виктор Горин так и не смог: материал был опубликован под псевдонимами. А обстоятельства самой публикации больше походили на сюжет из популярного романа о работе спецслужб. Или на провокацию. Только кого провоцировали авторы этого материала?

Ответ на этот вопрос пришел к Генеральному директору "Мострансагентства" довольно неожиданным образом. Доброжелатель из московского правительства позвонил Горину и дал дружеский совет: "Бороться тебе никто не запрещает, но такие публикации тебе с рук не сойдут". На недоуменное возражение Горина, чиновник московского правительства пояснил: "Евтушенкова ("господина Е") не надо к этому приплетать".

Ужасы нашего городка

При общении с директорами московских фабрик и предприятий, которые имеют многочисленные офисы, склады, торговые площади и другую недвижимость на дорогой московской земле, выясняется, что подобные звонки — явление вовсе не уникальное. Директорам предприятий, попавших в списки захватчиков, звонят с советом и убеждают в том, как правильно поступить, чтобы не было мучительно больно... В принципе, эти звонки могут быть свидетельством того, что Управление экономической безопасности Правительства Москвы держит ситуацию под контролем. Потому что любые другие размышления и предположения на эту тему вы­зывают шевеление волос на затылке. Но, как оказалось, для директоров московских предприятий, и не только для них, есть вещи куда как более страшные...

В Генпрокуратуре и Главном управлении Минюста по Москве лежит заявление сотрудников ОАО "Реестр" по факту визита на предприятие спец­наза Минюста, случившегося через три месяца после описанного погрома в МТА. Спецназ Минюста сопровождал неустановленных гражданских лиц и сотрудников службы судебных приставов, требовавших предоставить им документы НИИЭМИ (Научно-исследовательского института эластомерных материалов и изделий). Документы НИИЭМИ хранятся в ОАО "Реестр", потому что данная компания занимается именно тем, что хранит и ведет дела различных предприятий. То есть, никаких видимых причин для того, чтобы вводить в офисы "Реестра" спецназ Минюста, натасканный на подавление тюремных бунтов, не было. И конечно, сей факт ставит Генпрокуратуру перед необходимостью серьезных размышлений о том, как реагировать на произошедшее. Но помимо спецназа Минюста в этом деле обнаружились и другие нюансы, не способствующие принятию быстрых решений.

Сама история Института эластомерных материалов и изделий, откровенно скажем, плохая история. Попытка захвата данного предприятия, владеющего помимо внушительной производственной и научно-технической базы, недвижимостью в Москве, была предпринята в 1993 году. Тогда, на гребне мощной волны по захвату предприятий в Москве, в НИИЭМИ "зашел" ЧОП "РОДОН", который в свойственной ему манере превратил Институт в симбиоз блок-поста и концлагеря. В том же году Управлению экономической безопасности Правительства Москвы, возглавляемому А.Б. Корсаком пришлось оп­равдываться по поводу происходящего в столице беспредела. Корсак пообещал контролировать ситуацию. И, как по мановению волшебной палочки, захваты прекратились. "РОДОН" словно испарился с занятых объектов. Однако вначале 2004 года захваты предприятий возобновились, но стали осуществляться более тонко и изысканно, с участием судебных приставов, на основании судебных решений, принятых по искам несуществующих истцов.

Однако самое ужасное состоит совсем не в той мистической взаимосвязи, которая существует между Александром Борисовичем Корсаком и захватами, а вот в чем. Одним из учредителей ОАО "Реестр" является АФК "Система", принадлежащая миллиардеру и родственнику московского мэра Владимиру Евтушенкову, тому самому, по поводу которого звонили Горину с настоятельной просьбой "не приплетать", и, видимо, тому, кого в загадочном материале называли "господином Е". Все знают: в Москве дозволено делать все, кроме того, что задевает сферу интересов семьи Ю.М. Лужкова. К этому утверждению можно относиться как угодно. Однако визит спецназа Минюста на вотчину сродника московского мэра - с любой точки зрения — очень рискованное мероприятие. Или что-то другое. Между прочим, как оказалось, все учредительные и правоустанавливающие документы "Мострансагентства" тоже хранятся в "Реестре". К мистическим совпадениям можно тоже относиться как угодно, но то, что вся документация по крайней мере двух предприятий, подвергающихся сейчас попыткам захвата, оказалась хранящейся в фирме, принадлежащей АФК "Система", скорее всего к мистическим совпа­дениям как раз не относится. Именно поэтому, когда в очередном захвате предприятия одно за другим начинают вылезать "имена": Корсак, АФК "Система", "Росбилдинг", АНТИ, ЧОП "РОДОН", от ужаса все стараются спрятать голову в песок... Чтобы, не дай бог, с головой, которая начинает все это анализировать, не расстаться.

Другие статьи на эту тему:
«Дело № 5»: Заслуженные люди московской семьи



ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:


Ваше имя:
Ваш e-mail:
Ваш комментарий:
Введите содержимое изображения:


Распечатать статью





Rambler's Top100 Яндекс цитирования