Расследования Об издании Контакты
Сегодня:

ЧИТАЙТЕ В ГАЗЕТЕ "ДЕЛО №"



ГСУ СКР по Москве завершило следственные действия по делу об убийстве владельца женского баскетбольного клуба «Спартак» Шабтая Калмановича. Обвинения будут предъявлены трем фигурантам. Доказательства того, что они могли иметь отношение к расстрелу, строятся в основном на телефонных биллингах. «Заказчик» не установлен.

Как рассказал источник в правоохранительных органах, на этой неделе ГСУ СКР начало предъявлять обвинения в окончательной редакции фигурантам дела. Статьи УК 105 (убийство) и 222 (незаконное хранение оружия) инкриминировали Али Белхороеву. В ближайшее время такая же участь ждет Батыра Тумгоева, который сейчас находится в лазарете СИЗО «Матросская тишина» с коронавирусом. Ему еще добавится обвинение в разбое (статья 162 УК Ф), совершенном почти 20 лет назад. Следствие считает, что Тумгоев с сообщниками отобрал Mercedes у бизнесмена. Правда, по этому эпизоду истекли сроки давности. Также расстрел Калмановича инкриминируют Багаудину Костоеву, который отбывает 11-летний срок за разбои.

По версии следствия, Костоев являлся непосредственно стрелком. А Тумгоев и Белхороев ему помогали (Тумгоев, в частности, следил за бизнесменом и координировал действия сообщников).

Источник, знакомый с ситуацией, отмечает, что все доказательства следствия строятся исключительно на биллингах (соединениях) телефонов, которыми в те времена могли, как предполагается, пользоваться обвиняемые. Эти телефоны «засветились» у офиса Калмановича и на месте его расстрела. Один номер оперативники «довели» до трассы, где он исчез (преступник избавился от трубки). В свое время это место прочесали десятки полицейских, трубка была обнаружена. Причем с внутренней стороны крышки телефона нашли отпечаток пальца. Однако экспертиза показала, что отпечаток не принадлежит никому из обвиняемых. Чей он — установить не удалось.

«Оперативникам за 10 лет не удалось найти машину преступников, само оружие, из которого стреляли (это был армянский пистолет-пулемет), свидетелей, видевших киллеров, прояснить мотив преступления, определить заказчика и т. д. Тумгоева и Белхороева взяли под арест, а потом уже стали искать доказательства их вины, — высказывает мнение источник, знакомый с ситуацией. — Главную ставку следствие делало на отпечаток на трубке, но не сложилось. И тогда на Тумгоева, Белхороева и Костоева начали оказывать давление, пытаясь убедить признать вину. Их постоянно пытались „прицепить“ к другим старым делам, пугали обвинениями по „свежих“ громким делам и т. д. Ничего не помогло. И по итогам имеем дело, где доказательства — только биллинги. Но дело все равно хотят попытаться передать в суд, иначе Тумгоева и Белхороева нужно выпускать на свободу».

Сведения о возможной причастности к убийству Калмановича Батыра Тумгоева и Али Белхороева у оперативников появилась еще в 2018 году. За подозреваемыми установили наблюдение, но потом Тумгоев отбыл в Дубай. Он вернулся, но когда было сыщики собрались его задержать, вновь улетел. Правда, на этот раз не в теплые края, а в Салехард. Оказалось, что он отправился туда, чтобы потом добраться до колонии в поселке Харп, где отбывает наказание его близкий друг, «вор в законе» Хамзат Аушев (Хамзат Ингуш). Когда Тумгоев прибыл в ИК и подал документы на свидание, его уже встречали столичные сыщики. Они надели на Тумгоева наручники. В Москву его доставляли с настоящими приключениями: сначала вели 2 км до парома через реку, а после переправы почти 40 км везли по бездорожью, где машина постоянно застревала. В это же время был задержан односельчанин Тумгоева Али Белхороев. Костоев и так находился в колонии.

По данным ГСУ СКР по Москве, 2 ноября 2009 года Костоев из серебристого автомобиля «Лада-Приора» открыл огонь из армянского пистолета-пулемета «К6-92» по машине, в которой Калманович выехал из своего офиса на улице Сергея Макеева, чтобы встретиться с помощником президента РФ Александром Абрамовым. Преступление было совершено на Смоленской набережной Москвы.

Согласно версии следствия, к громкому преступлению имели отношение и участники банды Аслана Гагиева — Аслан Торчинов (Счес), Георгий Дзагутов (Жоха), Тамерлан Дзабитов (Худой), Фидар Ватаев и Эрик Таутиев (Труп).

Алан Торчинов отвечал за снабжение «Семьи» (так Джако называл свою группировку) оружием, боеприпасами, автотранспортом, решение различных вопросов с органами власти в Северной Осетии. У него было несколько складов с автоматами Калашникова, снайперскими винтовками, пистолетами-пулеметами «Скорпион», «Узи», «К6-92», пистолетами ПМ, АПС, Глок, ТТ, также имелись приборы для бесшумной стрельбы, гранаты Ф-1 и РГД-5. Шабтай Калманович, как установили эксперты (оружие найдено не было), был застрелен именно из армянского «К6-92». И, опираясь на исследования специалистов и оперативные данные, следователи полагают, что пистолет-пулемет был из арсенала Счеса.

Материалы в отношении Тумгоева, Белхороева и Костоева выделены в отдельное производство из общего расследования об убийстве Калмановича, работа по которому будет продолжена.


Оригинал материала




ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:


Ваше имя:
Ваш e-mail:
Ваш комментарий:
Введите содержимое изображения:


Распечатать статью





Rambler's Top100 Яндекс цитирования