Расследования Об издании Контакты
Сегодня:

ЧИТАЙТЕ В ГАЗЕТЕ "ДЕЛО №"


В начале февраля малоизвестная компания «Формакс» купила у государства самый знаменитый российский музыкальный лейбл — фирму «Мелодия». Легендарная организация, владеющая правами на сотни тысяч советских записей, была продана за 330 миллионов рублей, что примерно совпадает с экспертными оценками стоимости двух зданий, которые принадлежат «Мелодии». Если верить этим оценкам, каталог композиций «Мелодии» перешел «Формаксу» почти бесплатно, хотя лицензионные отчисления по нему составляли значительную часть доходов «Мелодии». «Медуза» рассказывает, почему продажа прошла именно так, что известно о новом владельце и как он оказался связан с самой «Мелодией» — а также с распорядителями доходов от музыки, которая звучит в десятках тысяч заведений по всей России.

Что такое «Мелодия» и чем она владеет

Архив «Мелодии», основанной в 1964 году как Всесоюзная фирма грампластинок, насчитывает 238 тысяч пленок — от выступлений Владимира Ленина и Владимира Маяковского до звезд советской эстрады и российской исполнительской школы, включая Святослава Рихтера, Давида Ойстраха, Галину Вишневскую, Елену Образцову, Мстислава Ростроповича. Здесь же выходили пластинки Анны Герман, Микаэла Таривердиева, Александры Пахмутовой, Булата Окуджавы, Андрея Миронова, Владимира Высоцкого и группы «Аквариум». Есть также детский каталог спектаклей и песен — например, озвученная звездами советского кино сказка «Али-баба и сорок разбойников», «Алиса в стране чудес», «Золушка», рассказывает пиар-директор «Мелодии» Карина Абрамян. На данный момент этот архив оцифрован примерно на 80%.

«Бренд „Мелодии“ очень узнаваем на Западе — они знают Юрия Гагарина, русский балет и „Мелодию“», — говорит Абрамян. На все эти музыкальные произведения у «Мелодии» смежные права на фонограмму, объясняет она. «Допустим, к нам приходит кинокомпания, которая говорит: „Нам нужна песня Муслима Магомаева „Свадьба““, — продолжает Абрамян. — Мы говорим: „Хорошо, смежные права наши, но там есть автор музыки и автор слов, которые к нам не относятся“. Дальше кинокомпания идет к наследникам, к авторским обществам и очищает авторские права. А нам платят только за смежные права».

До продажи «Формаксу» компания на 100% принадлежала государству через Росимущество. Компания зарабатывает на сдаче имущества в аренду, лицензионных отчислениях и продаже дисков, винила. Например, компакт-диск Дмитрия Шостаковича от «Мелодии» продается на Amazon за 53 доллара. Выручка «Мелодии» за 2018 год — 40 миллионов рублей.

Государство в «Мелодию» не инвестировало, сетует Абрамян. Архив находился в здании на Карамышевской набережной, его регулярно уплотняли. Иногда в здании даже случались потопы, которые, правда, не затронули фонотеку. С другой стороны, «Мелодия» имела возможность тратить на себя все, что заработала. Перечисленная государству прибыль компании за 2018 год — полтора миллиона рублей.

С 2011 года компанию возглавляет Андрей Кричевский, который до этого работал в Российском авторском обществе (РАО), куда попал благодаря бывшему гендиректору Сергею Федотову — тот впоследствии был осужден за мошенничество в особо крупном размере на 1,5 года колонии, писала «Новая газета». Сейчас Федотов опять находится под следствием, сообщил «Медузе» источник, знакомый с ходом дела, которое возбудили еще в 2018 году.

Так «Медуза» описала арест Федотова

Вот как «Новая газета» описывала обстоятельства знакомства Федотова и Кричевского: в офис РАО пришли выражать недовольство политикой нового руководства агенты с Северного Кавказа во главе с авторитетным бизнесменом Ахмедом Тагибовым. В поисках защиты Федотов обратился к своему знакомому, совладельцу компании «АНТИ» Алексею Клевцову, который познакомил его с коллегой Андреем Кричевским. Вскоре Тагибов был задержан столичной полицией по подозрению в хранении наркотиков, а Андрей Кричевский отправился работать к Сергею Федотову. 

Когда Кричевский стал директором «Мелодии», главной его задачей стало подготовить «Мелодию» к приватизации.


Торговый зал специализированного магазина грампластинок «Мелодия» в Москве. 1978 год

Роман Денисов / ТАСС



Как покупали «Мелодию»

7 февраля прошел аукцион, на котором АО «Фирма Мелодия» была продана ООО «Формакс» за 330 миллионов рублей. Организатором конкурса был «ВЭБ капитал».

В аукционе участвовали только две компании: ООО «Студия Союз» и ООО «Формакс». Начальная цена на аукционе составляла 320 миллионов рублей. В ходе торгов был сделан всего один шаг — цена повысилась на 9,6 миллиона рублей, то есть итоговая стоимость активов «Мелодии» составила 330 миллионов рублей. Решение предложить за актив только его начальную стоимость гендиректор «Студии Союз» Александр Бочков объяснил «Ведомостям» тем, что «просто не решились на шаг». При этом в прошлом два участника аукциона были тесно связаны между собой: до 2016 года доли в обеих компаниях принадлежали британской Prime time av lab limited.

Начальную цену «Мелодии» определил независимый оценщик — компания «Метрикс», сообщили в самой «Мелодии» и подтвердили в «Метриксе». На балансе компании на момент оценки стояло два здания, товарный знак и исключительные права на некоторые фонограммы. Два здания — на Карамышевской набережной и Тверском бульваре, — а также землю под ними партнер консалтинговой компании в области коммерческой недвижимости Colliers International Станислав Бибик оценивает в 300–350 миллионов рублей. Более высокую оценку дал «Медузе» глава представительства компании Rossmils в России Алексей Могила: по его мнению, это имущество может стоить около 500 миллионов рублей.

Сам архив на физических носителях — пластинках и пленках — остался в собственности государства и перешел к «Формаксу» на ответственное хранение, подчеркивает представитель «Мелодии» Карина Абрамян. Тем не менее «Формакс» получил весь цифровой архив «Мелодии» и смежные права на него. 

Собеседники «Ведомостей» оценивали архив «Мелодии» в 30–60 миллионов рублей. Гендиректор «Формакса» Валерия Брусникина говорила, что оценивает его в 30–50 миллионов рублей. Зато по словам основателя сервиса «Бубука» (продает легальную музыку общественным заведениям) Дмитрия Пангаева, если отталкиваться от количества аудиопроизведений в 240 тысяч и некоторой сложившейся мировой практики, то стоимость архива «Мелодии» должна составлять как минимум 150 миллионов рублей, а с учетом того, что это права во всех направлениях и на уникальные треки, то значительно дороже. Его «Бубука», не владеющая никакой недвижимостью, в ходе очередного раунда инвестиций оценивалась в 3,5 миллиона долларов, то есть в 235 миллионов рублей по текущему курсу.

По словам Абрамян, интеллектуальные права и база данных оцифрованных фонограмм стояли на балансе компании, будучи оцененными в один миллион рублей. «Бухгалтерский учет отличается от реальной оценки», — поясняет Абрамян. Как сообщила «Медузе» пресс-служба ВЭБ, предметом оценки «были акции общества с той структурой баланса, которая сложилась на момент оценки». Оценщик также получил справки о действующих лицензионных договорах и прогноз доходов и расходов «Мелодии».

В течение предыдущих лет эти расходы съедали почти всю выручку компании. В 2015 году, например, «Мелодия» потратила на оплату материалов, работ и услуг 55 миллионов рублей из поступившего в компанию 81 миллиона рублей, следует из отчета о движении денежных средств. Какие работы оплачивала «Мелодия»? Например, она заплатила почти шесть миллионов рублей ЗАО «Норма права» за абонентское юридическое обслуживание. Владелец «Нормы права» — иностранный гражданин Аскат Токтоматов. Сейчас ФНС приостановила операции по счетам этой компании. Контракт на реставрацию записей на три миллиона рублей получила компания «Милтрейдинвест». Совладелец — гражданин Узбекистана Тулаев Сирож Бобокулович. Сейчас компания обанкрочена. Контракт на четыре миллиона «Услуги по привлечению обладателей авторского права» получило АО «Группа компаний Алистер». Владельцы, по данным «СПАРК-Интерфакс», — лица без гражданства. Сейчас компания ликвидирована.

Других контрактов у всех этих компаний не было. 19 миллионов рублей «Мелодия» заплатила за оцифровку фонотеки, еще 6,7 миллиона — в 2017 году, следует из данных, предоставленных «Мелодией». На сайте HeadHunter размещено резюме специалиста, который указывает, что занимался оцифровкой пленок ФГУП «Мелодия», работая в АО «Ревокс». Все эти компании, включая «Ревокс», объединяет общий регистратор — РЦД «Паритет». Регистратор с таким названием упоминался и в показаниях бывшего гендиректора РАО Сергея Федотова, который называл Андрея Кричевского заказчиком своего уголовного дела. «Кричевский объяснил, что у него есть „свой“ регистратор — ЗАО „Паритет“, — который обеспечивает ведение реестра акционеров и может, в отличие от налоговой инспекции, быстро проводить любые необходимые операции», — говорил Федотов.

В ходе следствия по делу Федотова выяснилось, что компании, которые регистрировал «Паритет», были получателями крупных вознаграждений от РАО и Всероссийской организации интеллектуальной собственности (ВОИС) — это две из трех аккредитованных государством организаций, которые собирают авторские отчисления за воспроизведение музыки по всей стране.

Как и в случае с подрядчиками «Мелодии», основателями компаний — получателей вознаграждений от РАО и ВОИС были иностранные граждане, в основном из республики Киргизия. Какими музыкальными произведениями они на самом деле владели, ни журналистам «Новой газеты», освещавшей это дело, ни журналистам Zvuki.ru выяснить не удалось.

Описанные траты «Мелодии» ежегодно снижали прибыль компании и в итоге повлияли и на оценку при продаже. «Каталог оценили так: взяли годовую прибыль и умножили ее на мультипликатор в 20 — это стандартная практика для компаний, основным активом которых является интеллектуальная собственность», — объяснила Абрамян Colta.ru.

Что известно о «Формаксе»

Компания «Формакс» была создана летом 2015 года и с самого своего основания была связана с собирающими авторские отчисления РАО и ВОИС. Один из трех основателей «Формакса» Валерий Осипов руководит фондом Петра Великого, учредители которого — все те же РАО и ВОИС. Бывший президент этого фонда — Алексей Клевцов, давний партнер гендиректора «Мелодии» Андрея Кричевского. При этом сам глава «Мелодии» параллельно возглавляет Российский союз правообладателей (РСП) — третью, наряду с РАО и ВОИС, организацию по управлению правами и сбору отчислений. Ранее Кричевский также возглавлял ВОИС и был замглавы РАО.

Сам «Формакс» на 75% принадлежит Михаилу Суконцеву. Это единственная его компания (еще 25% — у «Первого цифрового агрегатора»). Совладелец «Формакса» Дмитрий Смирнов сказал «Ведомостям», что Суконцев — «очень закрытый человек, программист». 

Еще 4 марта в друзьях на фейсбуке у пиар-директора «Мелодии» Карины Абрамян был пользователь по имени Михаил Суконцев. Судя по профилю в «Одноклассниках», Суконцев увлекается охотой и рыбалкой. На сообщение в соцсети Суконцев не ответил.

В своем профиле он также разместил фото на фоне автомобиля Mercedes-Benz с госномером А417МР150. По информации «Transparency International — Россия», обратившей внимание «Медузы» на профиль Суконцева в соцсети, владелец автомобиля — Алексей Николаевич Клевцов. Это «Медузе» подтвердил источник, имеющий доступ к базам ГИБДД. Так же зовут давнего партнера гендиректора «Мелодии» Андрея Кричевского, который и познакомил его с бывшим главой РАО Федотовым. Абрамян сказала, что «не видела Суконцева в лицо и не знакома». Практически сразу после этого Суконцев заменил свое фото в фейсбуке на картинку с воздушными шариками, а чуть позже удалил свою страницу — и на фейсбуке, и в «Одноклассниках» (скриншоты страниц есть в распоряжении «Медузы»).

Страница Михаила Суконцева в «Одноклассниках»



ИНН владельца «Формакса» Михаила Суконцева говорит о том, что он был выдан в Костромской области. По информации «Transparency International — Россия», Суконцев действительно прожил почти всю свою жизнь в городе Нерехта Костромской области, где получал государственную субсидию для нуждающихся в улучшении жилищных условий. Представитель «Формакса» не ответил на вопрос «Медузы» о Суконцеве.

«Формакс» и музыка в российских кафе

Меньше чем через год после основания «Формакс» представил свой основной продукт — систему Fonmix. Это аудиоплеер, который позволяет проигрывать легальную музыку из собственных плейлистов компании в ресторанах, кафе и торговых центрах и подавать отчеты в организации по управлению правами: РАО, ВОИС или РСП. По закону об авторском праве все общественные заведения, в которых звучит музыка, должны платить авторские отчисления в одну из трех этих организаций. Такие отчисления в 2019 году принесли ВОИС 800 миллионов рублей (около 70% доходов) и около 900 миллионов рублей доходов РАО (20% доходов). РСП не ответил на запрос «Медузы».

«У РАО и ВОИС по всей стране действовали агенты — они приходили в общественное заведение, фиксировали на видео нелегальное исполнение музыки и ловили на этом владельцев. Потом они заключали с таким рестораном или кафе договор от лица РАО и получали за это комиссию», — объясняет Дмитрий Пангаев из «Бубуки».

Получив деньги от общественных заведений, РАО, ВОИС и РСП распределяют их между правообладателями. «До 2017 года применялась так называемая система рейтингового распределения, установленная самим РАО и основанная на субъективном подходе к оценке популярности произведений», — объясняют в пресс-службе РАО. После того как Fonmix был запущен, ВОИС и РАО начали обязывать своих агентов подключать к нему всех пользователей, «отдельно отмечая, что все пользователи теперь обязаны работать только через данный ресурс», говорил глава российской компании RDS Records Дмитрий Серегин порталу Zvuki.ru. Для своих клиентов Fonmix создает разные тематические плейлисты. Одним из клиентов стал, например, открывшийся в Москве парк «Зарядье».

«Сегодня у каждого правообладателя есть личный кабинет, где можно наблюдать в реальном времени, где и сколько раз было использовано произведение и какая сумма должна быть за это выплачена. Прозрачность достигается за счет полной автоматизации процесса и использования технологии блокчейн», — говорит представитель РАО. Сейчас подавляющее большинство общественных заведений в России использует именно Fonmix, сообщила пресс-служба ВОИС.

Крупные правообладатели сотрудничеством с Fonmix довольны. «Раньше распределение денег напоминало считание на счетах, — говорит топ-менеджер одного из ведущих лейблов. — Была ситуация, когда мы ничего не получали от РАО за свою музыку и не могли никак на них воздействовать. Сейчас мы получаем на порядки больше и надеемся, что отчисления будут расти». 

Менее крупные компании не так оптимистичны. Глава RDS Records Дмитрий Серегин говорит, что даже с новой технологией получил в месяц от ВОИС меньше 10 тысяч рублей «со всей страны, со всех ресторанов, со всех магазинов, со всех торговых точек». В его каталоге более десяти тысяч композиций: Benny Benassi, In-grid, Savage, Gabin. «Бубука», по его словам, приносит почти в 10 раз больше денег, хотя RDS Records передал «Бубуке» в 10 раз меньше треков. Топ-менеджер крупного лейбла добавляет, что ему нужно было выбрать, с кем работать — с «Бубукой» или с Fonmix и РАО. Хотя формально нет никакого запрета на работу с двумя сервисами одновременно, но неформально — приходится выбирать, объясняет он.

На самом деле большинство ресторанов готовыми плейлистами Fonmix не пользуется, а работает по старинке — ставят разную музыку на свой выбор, но при этом отчитываются, что работают с Fonmix, утверждает руководитель одного из лейблов. По идее сервис должен распознавать играющую в заведении музыку и предоставлять отчеты. Но насколько качественно он распознает композиции и с какой библиотекой сверяет — большой вопрос, говорит он. «Для распознавания мы используем собственную технологию, работающую по принципу Shazam. Точность распознавания — 96%», — отвечает на это представитель Fonmix.

На данный момент у Fonmix 11 тысяч договоров на озвучивание 30 тысяч объектов во всей России, сообщила пресс-служба сервиса. Для сравнения: у «Бубуки» больше трех тысяч клиентов по России. «Когда Fonmix год назад появился в AppStore и Google Play, у них было всего несколько сотен скачиваний, все начали это обсуждать, и они быстро оттуда удалились», — вспоминает Пангаев. Сейчас Fonmix действительно ни в одном из этих магазинов нет. «Загрузка плеера происходит только на основании подписанного договора», — говорит представитель Fonmix. Их конкурент — «Бубука» — есть в Google Play, у него больше тысячи скачиваний.

Что с «Мелодией» будет теперь

Сейчас «Формакс» собирается закончить оцифровку архива «Мелодии», сообщили в пресс-службе компании. В архиве «Мелодии» нового собственника больше всего интересуют детский каталог, включая сказки и песни, а также джазовое направление.


Оцифровка магнитных пленок в офисе «Фирмы Мелодия». 9 июля 2012 года
Сергей Фадеичев / ТАСС


«Формакс» выражал готовность вкладывать в развитие «Мелодии», говорит пиар-директор Карина Абрамян. «У нас был план модернизации, на который государство денег бы не выделило, — говорит она. — Стоимость этого плана порядка 10 миллионов рублей, и новый акционер согласовал такие инвестиции». 

Руководитель одного из небольших лейблов говорит, что в Fonmix на первом месте всегда находятся плейлисты аффилированных с РАО и самим «Формаксом» компаний: «Студии Союз», «Первого музыкального издательства» (32% принадлежит Максиму Дмитриеву, председателю правления РАО), «Национального музыкального издательства» (на 56% принадлежит Российскому музыкальному союзу, член правления — председатель РАО Дмитриев). «Мы создавали свои плейлисты, потом заходили в плеер как пользователи, но найти их не могли», — говорит он. Теперь, когда «Мелодия» принадлежит «Формаксу», она может рассчитывать на приоритет в Fonmix, считает он. Представитель «Формакс» отрицает это: «В плейлистах есть фонограммы самых разных правообладателей. На настоящий момент в сервисе Fonmix порядка 300 готовых плейлистов в разных жанрах и стилях», — говорит он.

Чтобы исключить конфликт интересов в подобных ситуациях, Минкомсвязь даже предлагала запретить организациям по управлению правами иметь интересы в компаниях-правообладателях. Но развития эта идея не получила. Замминистра связи Алексей Волин говорит, что на сегодняшний день министерство не видит особых проблем в этой сфере. «От индустрии к нам не поступает жалоб. А это главный сигнал, что все довольны и все хорошо», — сказал он «Медузе».




ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:


Ваше имя:
Ваш e-mail:
Ваш комментарий:
Введите содержимое изображения:


Распечатать статью





Rambler's Top100 Яндекс цитирования