Расследования Об издании Контакты
Сегодня:

ЧИТАЙТЕ В ГАЗЕТЕ "ДЕЛО №"

Распечатать статью

Федеральная служба исполнения наказаний «без результата» потратила 15 млрд бюджетных рублей. Об этом на днях сообщила Счетная палата. Пока ведомство расходует деньги впустую, эффективно используется труд заключенных. Как госкомпании и частные предприятия зарабатывают на труде зэков —  выясняла Софья Савина.

«Отбарабанил на лесоповале»

«А ты попробуй на утреннем разводе выйти и сказать я отказываюсь от работ и добавить только казлы за бесплатно работать будут! Сначала ты бы на 15 суток в шизо прогнил, после чего тебя кинут в барак, а в бараке живут люди которых ты обозвал казлами, ну вот и догадайся выжевишь ли ты. Работали ВСЕ Кроме воров, и отрицалы и петухи и шныри и мужики», —     пишет пользователь форума «Все о тюрьме» Моряк (орфография и пунктуация источника сохранены. — прим. ред.).

По российским законам, приговоренные к исправительным работам обязаны трудиться. Ограничения — только по возрасту и состоянию здоровья. Работать без оплаты труда заключенным полагается не менее двух часов в неделю, больше — по желанию. На деле получается иначе: «я 11 лет на лесоповале отбарабанил и пахал по 12 часов в сутки без выходных», — вспоминает Моряк.

При входе в некоторые нацистские лагеря висела фраза «Arbeit macht frei» — «Труд освобождает». Российская уголовно-исполнительная система провозглашает труд способом «ресоциализации»: он помогает человеку приспособиться к жизни в новых условиях. Однако это не единственный мотив государства принимать на работу заключенных.

Индустрия уголовно-исправительного ведомства насчитывает 800 производственных подразделений ФСИН. Вместе они создают 100 тыс. видов различной продукции. Осужденные работают в 574 центрах трудовой адаптации и в 69 мастерских. На территории колоний есть собственные подсобные хозяйства: свинарники, коровники, курятники. По  данным ФСИН, в 2016 году к оплачиваемому труду привлекались 183 тыс. осужденных.

Объем продукции, выпущенной за год заключенными, в денежном эквиваленте составил 31 млрд рублей. Для сравнения — такая сумма требуется регионам на строительство новых дорог. Именно столько дотаций правительство выделило по программе «Безопасные дороги» в 2017 году.

64 рубля в день

По  словам начальника финансово-экономического управления ФСИН Андрея Кочукова, «себестоимость производства в зоне в два раза ниже, чем на гражданке». Одной из причин этого ФСИН называет «невысокий фонд заработной платы». Средняя зарплата заключенного в 2016 году, по данным ФСИН, составила 205 рублей в день, или 6355 рублей в месяц. По закону государство может забирать до 75% заработка заключенного — на налоги, возмещение ущерба потерпевшим и алименты.

Уличную одежду марки «Преступление и наказание» шьют заключенные исправительной колонии в Ленинградской области. Цена худи — 9 тыс. рублей. Источник: The Village

На себе это почувствовала Оксана, «одна из лучших раскройщиц» швейного цеха женской исправительной колонии № 11 УФСИН по Курской области. Этот факт упоминают журналисты издания ФСИН «Преступление и наказание». После всех вычетов у Оксаны остается около 2 тыс. рублей, сказано в материале. Эти деньги она сможет потратить в магазине, отложить на освобождение или отправить семье. В среднем работницы этого швейного цеха должны получать 7 тыс. рублей.

Все в семью

«Тюремное» ведомство — одно из самых богатых. На его работу государство выделяет больше, чем на спасателей. В 2016 году ФСИН получила из бюджета 264 млрд рублей, в то время как МЧС — 167,6 млрд рублей. Труд заключенных используется на сотнях производств, но прибыли государству это не приносит: тюрьмы окупают себя на 5%. Остальная часть финансирования ФСИН достается ей из бюджета.

Заключенные Владимирской области производят форму для силовиков и работников ФСИН. Источник: Каталог продукции УФСИН России по Владимирской области

Труд заключенных используют государственные заказчики — в основном это силовые министерства и ведомства. За колючей проволокой производят форму сотрудников ФСИН, МВД и МЧС. Заключенные в исправительных колониях Адыгеи изготавливают нашивки «Спецназ». Росгвардия и МВД помимо формы заказывает у колоний и продовольственные пайки.

Но в большей степени в колониях создают продукты для внутреннего пользования. Подведомственные ФСИН учреждения торгуют товарами между собой — например, одна колония производит молоко, а другая его покупает.

В 2016 году исправительная колония № 43 Кемеровской области выиграла  контракт на строительство другой колонии. Одни заключенные по заказу отдела капитального строительства Кемеровского ГУФСИН строили колонию для других заключенных. Стоимость контракта — 78,8 млн рублей. Какая часть пошла на оплату их труда — неизвестно.

Другой пример: заключенные Марий Эл шьют одежду для «спецконтингента» — так сотрудники ФСИН называют отбывающих наказание. Согласно  прайс-листу, ночная сорочка стоит 174 рубля, женские трусы — 64 рубля. В  каталоге продукции ФСИН есть и автозаки, и колючая проволока, и камерные замки, на которые будут запирать арестантов.

Бизнес в тюрьме

Авторы тюремной реформы (концепции развития уголовно-исполнительной системы до 2020 года) нашли, кому еще может быть полезен дешевый труд заключенных. Теперь осужденные россияне будут работать на госкорпорации и госкомпании. С таким предложением в 2016 году выступило Министерство юстиции.

В июне 2017 года госкорпорация «Российские железные дороги» согласилась принимать к себе приговоренных к принудительным работам. Ранее такое желание изъявила госкомпания «Ростех».

Сейчас в самарских исправительных колониях производят продукцию для чемпионата мира-2018 по футболу, который пройдет в России. Они выпускают тротуарную плитку и цветочные вазоны для благоустройства Самары.

Заключенные ГУЛАГа на строительстве железной дороги. Источник: Томаш Кизны, альбом «ГУЛАГ»

ФСИН привлекает в исправительные учреждения и бизнес. Для этого в конце 2016 года ведомство подписало специальное соглашение с Торгово-промышленной палатой. Договор предполагает разные варианты использования труда заключенных: можно разместить свое производство на территории исправительного учреждения или заказать заключенным конкретный товар.

На сайте ответственного за такое сотрудничество органа — ФГУП «Производственно-промышленный дом» ФСИН — посетителей встречает фраза: «Рассмотрим любые предложения по размещению вашего заказа или производства».

Труд заключенных используется даже в исправительном учреждении, где отбывают наказание больные туберкулезом — в ИУ № 3 в Новгородской области. Из 300 человек в нем трудится 96 — работают с металлом и деревом. ИУ № 3 сотрудничает с крупными мебельными фабриками города Боровичи.

Лимонад, шезлонг, карета

Осужденные производят самые разные продукты. В колонии строгого режима № 44 в Кемеровской области есть цех по выпуску лимонадов. Там разливают «Буратино», «Дюшес», «Колокольчик» и «Тархун».

В ИК № 3 Амурской области производят сувенирные бейсбольные биты, подсвечники, трубки для курения, шахматы и шкатулки. В Приморском крае — школьные парты, горки и карусели для детских площадок. В Республике Саха — нарды и трости. Здесь же заключенные делают хомусы — это тип варгана, музыкального инструмента, и чороны — национальные якутские сосуды для кумыса. В Марий Эл осужденные шьют футбольные мячи, в Башкортостане — форму для ОМОНа. В Адыгее — квасят капусту.

В Татарстане заключенные благоустраивают республику. На 4,2 млн рублей они изготовили скамейки для парков и скверов. В Северной Осетии делают детские кровати по цене 1600 рублей и «столы руководителя» по 3 тыс. рублей. В  каталоге продукции исправительных колоний Тульской области можно найти как жилые дома, так и кованые кареты.

Каталог продукции УФСИН по Тульской области

Заключенные  занимаются и ландшафтным дизайном — создают дельфинов, медведей и волков для садовых участков. Дешевые работники производят кресла для театров, подставки для горшков в детском саду, пеленальные столы, шезлонги, кресла-качалки, российские флаги и гербы, янтарные украшения и малахитовые шкатулки, ружья и пистолеты.

Коррупция за решеткой

«Тюремное предпринимательство» сопровождается коррупцией: начальники колоний нередко отдают победу в конкурсе «своим» бизнесменам.

ФГУП «Вологодское» ФСИН России связывает заключенных и работодателей в Вологодской области. Для тех же целей созданы ФГУП «Владимирское» и ФГУСХМ «Ульяновское». Врио директора трех предприятий числится Роман Токарев. Ранее он владел частными компаниями, которые заключают контракты с подконтрольными Токареву учреждениями последние три года.

Роман Токарев был учредителем и генеральным директором ООО «Агро-трейд» до мая 2015 года. В 2015 году оно заключило с ФГУП «Вологодское» два контракта суммой 3,3 млн рублей на производство мяса.

С тех пор как прежний владелец компаний стал руководить госпредприятиями, компания успешно выигрывает «тюремные» госконтракты. В 2016 году ФГУП «Вологодское» заключило с «Агро-трейд» контракты на 87 млн рублей.

В 2017 году «Агро-трейд» выиграло заказов от ФГУСП «Ульяновское» на 32 млн рублей. В этом же году «Агро-трейд» поставило колонии-поселению № 7 УФСИН по Вологодской области производственное сырье и получило за это 52 млн рублей.

А если на зоне не захочется работать — на помощь снова придет коррупция в российской уголовно-исполнительной системе. Например, платные «апартаменты» с душем и интернетом можно «снять» в московском следственном изоляторе «Бутырка», писала «Новая газета». За две недели отпуска придется заплатить 1 млн рублей.



ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:


Ваше имя:
Ваш e-mail:
Ваш комментарий:
Введите содержимое изображения:


Распечатать статью





Rambler's Top100 Яндекс цитирования