Расследования Об издании Контакты
Сегодня:

ЧИТАЙТЕ В ГАЗЕТЕ "ДЕЛО №"

Распечатать статью

Уголовное дело экс-директора ОАО «РЭУ» Минобороны ушло в суд. Участников аферы, как считает обвинение, четверо. Двое из них на свободе, один в камере изолятора, четвертый – в бегах на недоступной Украине. Защита бывшего директора Анатолия Терехова утверждает, что денег тот не похищал и намекает, что в деле упоминались имена истинных организаторов, оставшихся в статусе свидетеля.

Дело ОАО «РЭУ» – одно из многих, возбужденных после большого скандала, постигшего Министерство обороны осенью 2012 года. Большинство из тех, кого зацепило, уже получили свои часто условные приговоры за вменённые миллионы и миллиарды, отбыли и забыли. Дело бывшего исполнительного директора «РЭУ» – одно из последних.

Что и когда украдено

Согласно обвинительному заключению, бюджетные средства уворовали четверо. Это Анатолий Терехов, который с марта 2012 года по февраль 2013 года исполнял обязанности директора ОАО «РЭУ», его заместитель Павел Торженов, руководители двух коммерческих обществ – Андрей Немолякин и Александр Гребенник.

Следствие считает, что Терехов придумал схему. Начал с самого верха – с обмана самого министра обороны Анатолия Сердюкова. Обвинение ссылается на протокол совещания при министре, в соответствии с которым в феврале 2012 года было решено снабжение топливом гарнизонов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока, его закупку и «навигационный завоз» поручить подразделениям Минобороны – департаменту госзаказчика капитального строительства и департаменту транспортного обеспечения. За «РЭУ» оставался только контроль качества топлива. Как полагает следствие, узнав об этом, «Терехов решил с использованием своего служебного положения совершить хищение денежных средств Минобороны России».

Но похитить он их очевидно не мог, так как «РЭУ» не принимало участия в закупках. Тогда Терехов, согласно обвинению, решил обмануть министра обороны, злоупотребив его доверием, и в апреле 2012 года направил Анатолию Сердюкову обращение. Терехов объяснял, что департаменты Минобороны не имеют опыта в закупках, а «РЭУ» имеет, и попросил дополнительных денег. К составлению документа Терехов привлек своего заместителя Торженова, пока не посвящая в свои коварные планы.

Министр Сердюков, «не располагая сведениями о намерении Терехова совершить хищение денежных средств», ему поверил, полномочия дал, дополнительных 3 миллиарда рублей выделил.

После этого, считает обвинение, Терехов «вступил в преступный сговор» с владельцем «Стройинвеста» Андреем Немолякиным. Вдвоем они спланировали хищение и «распределили преступные роли». Немолякин привлек своего знакомого Гребенника – руководителя ООО «Трансстройинжениринг», Терехов «завербовал» своего заместителя Торженова.

На встрече, которая, по версии обвинения, состоялась 8 июня 2012 года в служебном кабинете директора «РЭУ», Терехов, Немолякин и Гребенник якобы договорились о положенных процентах: претензии Терехова составили 3 процента, или 22,5 миллиона рублей, Немолякин говорил о 20 миллионах. Договор на поставку угля между «РЭУ» и «Трансстройинжинирингом» был заключен без конкурса.

«Трансстройинжиниринг» должен был поставить 66 711 тонн угля общей стоимостью 792 020 506 рублей 27 копеек. Следствие полагает, что фактически стоимость поставленных 66 711 тонн составила немногим более 300 миллионов рублей, так как уголь, в основном, не завозился, а приобретался у поставщиков, расположенных поблизости от военных объектов через фиктивную компанию-»прокладку» «АВВ-Интер», от имени которой выступал Гребенник.

Полностью деньги получить не удалось, как раз в это время «РЭУ» оказалось в предбанкротном состоянии и платежи прекратило. Около 350 миллионов рублей «РЭУ» осталось должно, правомерность требования подтвердил арбитражный суд Москвы. Эта сумма, как «право на имущество», незаконно приобретенная Тереховым и остальными подельниками, присутствует в обвинительном заключении.

Один за всех

В уголовном деле по части четвертой статьи 159 УК (мошенничество в особо крупном размере) – один обвиняемый. Торженов и Гребенник признались, заключили сделки со следствием и под подпиской о невыезде ждут суда в особом порядке, без судебного следствия и исследования доказательств, явно надеясь на мягкий приговор. Немолякин, не дожидаясь допросов, скрылся.

Адвокат Евгений Дыбов, защищающий Терехова, обращает внимание на парадокс: под стражей по делу на полмиллиарда – один обвиняемый. Именно тот, чьей подписи не стоит под договором, и чья вина подтверждается, по мнению адвоката, исключительно показаниями «подельников».

«Мошенничество – это вид хищения, – напоминает адвокат, – и для того, чтобы признать преступление совершенным, необходимо, чтобы обвиняемый получил похищенные деньги, или иную материальную выгоду от преступления. Терехов не получил ничего». Как утверждает Евгений Дыбов, в своих показаниях и Гребенник, и Торженов заявляют, что никаких денег Терехову не передавали, их якобы должен был передать Немолякин, у которого не спросишь. Формулировки следствия – в неустановленном месте, в неустановленное время, в неустановленном размере – защиту не убеждают. Никакого имущества, которое могло бы быть приобретено на якобы похищенные деньги, у его подзащитного не нашли, говорит адвокат Дыбов. Два автомобиля «Ауди», про которые вспоминает следствие, не аргумент: в период работы в «РЭУ» зарплата Терехова составляла около 400 тысяч рублей в месяц и вполне позволяла купить авто на легальное жалованье.

Немоляев местом убежища выбрал Украину, а это в сегодняшних реалиях фактически ставит крест на вероятности розыска, экстрадиции и допроса.

Адвокат Дыбов уверен, что Терехов – жертва оговора со стороны действительно виновных: «Гребенник и Торженов заключили сделку со следствием, свалив всю вину на Терехова, который как раз пытался навести порядок в «РЭУ». В обмен на показания они получили перспективу условного срока. Настоящие организаторы хищения – совсем другие люди. В материалах дела есть имена чиновников Минобороны, которые проходят свидетелями. Их роль недостаточно изучена». Защита отмечает, что обвинением не представлено, например, ни одного зафиксированного телефонного или компьютерного соединения Терехова с Гребенником. В то же время в распоряжении следствия – многочисленные протоколы телефонных соединений и переписки по электронной почте остальных обвиняемых друг с другом и с некоторыми чиновниками оборонного ведомства.

Информированный департамент 

Защита просит обратить особое внимание на электронную почту Андрея Немолякина, который регулярно переписывался с крупным чиновником Минобороны Георгием Кузнецовым, занимавшим в 2012 году пост заместителя руководителя департамента государственного заказчика капитального строительства. Немолякин регулярно отчитывался перед Кузнецовым, описывая все перипетии заключения и исполнения госконтракта с «РЭУ», посвящал в детали переговоров, просил помощи и совета.

На допросе в качестве свидетеля в военно-следственном управлении Кузнецов сообщил: «Полагаю, Немолякин направлял мне это для информации».

В сентябре 2012 года Немолякин пишет Кузнецову письмо. в котором прямо и недвусмысленно рассказывает, что заместитель директора «РЭУ» Павел Торженов «вымогает», обозначив свой интерес в размере 3 процентов от суммы контракта. 

«Допускаю, что Немолякин мог просто выдумывать некоторые сведения, изложенные им в данном текстовом документе. Во всяком случае, я не относился серьезно к его умозаключениям, и по большей части просто пропускал их мимо себя», – объяснил Кузнецов на допросе. Следствие ответ, видимо, удовлетворил.

 Чиновники министерства обороны в уголовном деле Анатолия Терехова – только свидетели. Фамилию «обманутого Тереховым» Анатолия Сердюкова следователь в обвинительном заключении умудрился не упомянуть ни разу.

Оригинал материала



ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:


Ваше имя:
Ваш e-mail:
Ваш комментарий:
Введите содержимое изображения:


Распечатать статью





Rambler's Top100 Яндекс цитирования