Расследования Об издании Контакты
Сегодня:

ЧИТАЙТЕ В ГАЗЕТЕ "ДЕЛО №"

Распечатать статью

Один из самых крупных теневых дельцов северной столицы, многолетний хранитель традиций бандитского Петербурга Александр Пидцан спешно покинул Россию. Сделал он это вынужденно. Над Пидцаном, более известным в узких кругах, как Афанасич, нависла угроза предъявления обвинений в организации убийства делового партнера, владельца самого большого питерского рынка Сергея Сосновцева. Неприятности настигли Афанасича во время не слишком удачной попытки рейдерского захвата аптечной сети.

На фото: Александр Пидцан (Афанасич)

Из цеховиков в ростовщики

Александр Афанасьевич Пидцан родился в 1956 году и с юности посвятил себя теневому бизнесу. В 1970-х годах он уже начал торговать из-под полы заграничными вещами, которые нелегально доставлялись в порт Ленинграда. Однако быстро сообразил, что советские граждане не особо отличают фирменные джинсы от «палёных». В результате Афанасич организовал подпольный цех, в котором изготавливалась пресловутая «варёнка», а на нее шлёпались лейблы известных марок. Бизнес пошел успешно, в 80-е годы Пидцан контролировал уже ряд подпольных производств и стал одним из крупнейших питерских цеховиков.

Понятно, что цеховики имели «промысловую ценность» для правоохранителей и гангстеров. Но Афанасич исправно делился доходами и с первыми, и со вторыми, а потому пережил 80-е и 90-е годы живым и без судимостей. Более того, несмотря на личное знакомство с большинством криминальных лидеров северной столицы и активное участие в жизни бандитского Петербурга, Пидцан избежал внимания со стороны СМИ. Сказалась еще советская «школа» - всегда держаться в тени.

На скопленные нелегальные доходы, Пидцан стал совладельцем самой крупной и практически неподконтрольной властям торговой площадки, которую все знают, как «рынок на Салова, 52». Это гигантская территория, быстро ставшая питерским аналогом московского «Черкизона».

Схему управления этим гигантским рынком можно условно описать так. Официальным «лицом» и основным владельцем являлся Сергей Сосновцев - известный в Санкт-Петербурге бизнесмен с неплохой репутацией. «Младшим» совладельцем был Пидцан (официально он участвовал в бизнесе рынка через свою дочь Полину). Пидцан, благодаря своим давним связям, выстраивал все отношения с криминальным миром. На рынке в основном заправляли представители азербайджанской диаспоры, деятельность которых контролировали два «вора в законе» - Хикмет Мухтаров (Хикмет) и Чингиз Ахундов (Чингиз Седой).

Боевики «законников» вышибали с обитателей рынка на Салова «оброк» для криминального мира, а заодно собирали арендную плату для администрации рынка – то есть, для Сосновцева и Пидцана. Это были гигантские суммы наличными. Сосновцев их легализовывал и вкладывал в развитие других видов своего бизнеса. Афанасич находил деньгам иное применение: он давал крупные суммы в долг различным бизнесменам под проценты и надёжные залоги. И довольно быстро бывший цеховик превратился в одного из крупнейших питерских ростовщиков. Если кто-то не мог вовремя рассчитаться, то к делу подключались люди тех же Хикмета, Чингиза Седого или других знакомых Пидцана по криминальному миру. В результате должнику приходилось расставаться буквально со всем, а особенно упрямые отправлялись на тот свет.

Под «крылом» Ровшана Ленкоранского

В середине 2000-х на небосклоне азербайджанской мафии начала восходить новая «звезда» - вор в законе Ровшан Джаниев (Ровшан Ленкоранский). Восхождение вверх происходило буквально по трупам. В результате Хикмет и Чингиз Седой последовательно были застрелены в 2006 и 2007 годах. А финансовые потоки рынка на Салова, 52 перешли под контроль Ровшана Ленкоранского.

На фото: Ровшан Джаниев (Ленкоранский)

До конца не ясно, сошелся ли Пидцан с Джаниевым уже после отстрела Мухтарова и Ахундова, или они изначально действовали вместе, но связка Афанасич-Ленкоранский стала довольно крепкой. Тем удивительнее было, когда Пидцан в 2010 году объявил своему партнёру, что хотел бы продать все свои активы на Салова, 52. Мол, устал я, ухожу. Сосновцев согласился выкупить объекты, и 28 декабря 2010 года был подписан соответствующий договор, а Афанасич только официально получил 60 млн рублей и еще больше получил неофициально. Однако, после этого стало ясно, что в отношении Сосновцева совершен «кидок» и его, похоже, вообще хотят выкинуть из рыночного бизнеса. Схема была такой.

Пидцан отказывался передавать документы в Росреестр для регистрации перехода прав собственности на недвижимость. Одновременно Сосновцеву начали угрожать люди Ровшана, предлагая расстаться с бизнесом. Предприниматель подал на бывшего делового партнера и его дочь иск в арбитражный суд, подготовил заявление в правоохранительные органы, а заодно купил себе бронированную машину. Пересесть в неё он не успел.  26 сентября 2011 года, в разгар разбирательств в арбитраже, Porsche Cayenne Сосновцева выезжал с рынка. Его заблокировал Mercedes, из которого вышел автоматчик и изрешетил автомобиль бизнесмена. Сосновцев погиб на месте.

24 октября 2011 года, когда не прошел еще и месяц со времени гибели Сосновцева (после которой арбитражные разбирательства оказались прерваны), Пидцан переписал всю недопроданную погибшему партнеру недвижимость на фирму «Конформ».

Киллеры от Афанасича

Казалось бы, с мотивами и «заказчиком» у следствия проблем не возникнет. Загадка для студента юридического вуза. Тем более, что исполнителей убийства Сосновцева задержали уже в октябре 2011 года. Ими оказались уроженцы Азербайджана, боевики из бригады Ровшана Ленкоранского: Садиг Алиев, Самир Исмаилов и Натиг Тагиев. Однако Пидцан еще с советских времен умело выстраивал свои взаимоотношения с правоохранителями. И, как оказалось, не зря.

В результате, после долгих воздействий киллеры дали показания, что «заказчиком» якобы является бизнесмен Маариф Алекперов, которого сразу арестовали. Только вот с мотивами убийства у следствия как-то «не клеилось». Вначале была выдвинута версия, что Алекперов якобы выделил Сосновцеву 100 млн рублей на строительство объектов на рынке, а тот его кинул. Гипотеза рассыпалась в «пух и прах». Потом следователи и оперативники и вовсе «соорудили» что-то совсем сказочное: будто Алекперов собирал арендную плату с торговцев рынка, а Сосновцев хотел его убрать из бизнеса, заподозрив в «прикарманивании» денег. Но и эта версия моментально разрушилась.  

Ведь Алекперов был гораздо богаче Сосновцева: он владеет торговыми центрами, архитектурными бюро и другими крупными активами в Санкт-Петербурге. Павильоны на рынке были для него легкой халтуркой. Более того, Алекперов дружил с Сосновцевым, прикрывал его в конфликте с Пидцаном и Ровшаном Ленкоранским. Никакие свидетели не могли рассказать о конфликте Сосновцева и Алекперова. В результате в июле 2011 года его освободили под подписку о невыезде, а в деле он стал свидетелем.

Тогда был арестован еще один член бригады Ленкоранского - Алы Алиев, которого и сделали организатором. Мотивов у него не было, поэтому в деле их описали стандартно «из-за личных неприязненных отношений». В 2013 году фигуранты дела из числа исполнителей были приговорены к различным срокам, отбывать которые их отправили в колонии.

А недавно, в августе 2016 года в Турции был застрелен Ровшан Джаниев. Сразу после этого один из осужденных изъявил желание дать новые показания об убийстве Сосновцева и назвать «заказчиков». Таковыми, по его версии, могут являться Ленкоранский и Пидцан. А длительное молчание киллер объяснил своей боязнью Ровшана Джаниева.

Пидцан, получив неприятные известия, перебрался в Черногорию. В этот момент Афанасич завершал один из своих новых проектов – захват ЗАО «Петрофарм», владеющего сетью аптек в Санкт-Петербурге. 

Фармацевтический рейд обернулся провалом

ЗАО «Петрофарм» было создано в 1990-е годы Татьяной Кургановой, которая еще со времен СССР работала в фармацевтической сфере. Компания объединила шесть крупнейших аптек Санкт-Петербурга, в том числе самую известную – главную дежурную аптеку города, расположенную в доме 22 на Невском проспекте.

Дела у Кургановой шли хорошо, пока судьба не свела ее с четой немецких бизнесменов Натальей и Антоном-Хансом Зигле. Те представлялись людьми, связанными с крупнейшими производителями лекарств Германии и обещали организовать в ЗАО «Петрофарм» поставки, что называется, напрямую. К тому же Татьяна быстро сдружилась с бывшей жительницей Ленинграда Натальей, которая в 1990-х удачно «выскочила замуж» за немца и получила гражданство Германии. В результате Курганова согласилась сделать супругов своими партнерами и переписала на них 43% акций ЗАО «Петрофарм».

Задумывалось, что Курганова будет непосредственно руководить аптечной сетью, а супруги Зигле станут заниматься обеспечением дешевыми и качественными лекарствами из Европы. Однако вместо немецких лекарств Курганова получила сплошные проблемы на свою голову. Наталья Зигле оказалась человеком со связями в криминальном мире Ленинграда-Петербурга и соответствующими приёмами ведения совместного бизнеса.

Став совладельцем «Петрофарма», Наталья из милой фройляйн превратилась в настоящую «волчицу». Она послала Курганову куда подальше с обещанными поставками лекарств и предложила отдать ей весь бизнес целиком. Причем, свои намерения миноритарий Зигле подкрепила весьма серьезными аргументами. На Курганову посыпались угрозы, а буквально каждое действие «Петрофарма» Наталья годами без особых успехов оспаривала в арбитражных судах и правоохранительных органах. После долгих лет судебно-криминальной возни Татьяна Курганова устала защищать свой бизнес и пошла на уступки, договорившись с ней о совместной продаже ЗАО «Петрофарм».

На фото: Наталья Зигле     

Так в 2013 году Наталья Зигле и Татьяна Курганова начали совместно искать покупателя аптечной сети, и именно Александр Пидцан первым вызвался приобрести пакеты акций Кургановой и Зигле в ЗАО «Петрофарм». Однако он так долго раздумывал и торговался, что в то же время Курганова и Зигле нашли другого покупателя на этот актив. Им выступил Максим Долгополов, председатель совета директоров холдинга «ЗЕФС».

Оба акционера ЗАО «Петрофарм», Курганова и Зигле, договорились с Долгополовым о суммах, за которые готовы продать свои пакеты акций в ЗАО «Петрофарм». Поскольку актив в результате многолетней акционерной войны между Татьяной Кургановой и Натальей Зигле имел неоднозначную репутацию и юридически оценивался, как потенциально проблемный, приобретение аптечной сети оформлялось по сделке внесения стоимости пакетов акций в уставный капитал ООО «Минутка».

То есть, компания Максима Долгополова ООО «ЗЕФС» внесла в уставный капитал ООО «Минутка» стоимость пакета в 57% акций ЗАО «Петрофарм» для мажоритарного акционера Татьяны Кургановой – 1,8 миллиона евро в рублях по курсу 2014 года. Курганова, в свою очередь, передала в собственность ООО «Минутка» свой пакет акций аптечной сети, получив внесённые ООО «ЗЕФС» в его уставный капитал 1,8 млн евро. А затем, как предполагалось в рамках этой сделки между Долгополовым, Кургановой и Зигле, по той же схеме свой пакет в 43% акций ЗАО «Петрофарм» и Наталья Зигле передаст в собственность ООО «Минутка» за сопоставимую сумму.

На фото: Максим Долгополов

Однако на этом этапе случилась заминка. Сначала Наталья Зигле тянула время, ссылаясь на своё пребывание в Германии. Потом сказалась болеющей, а в итоге спустя несколько месяцев запросила с Долгополова за свой пакет акций не оговорённую сумму, а в несколько раз большую - 5 миллионов евро. Получив отказ, гражданка Германии сообщила остальным акционерам, что «отожмёт» всю компанию целиком.

В арбитражном суде вскоре появился иск Натальи Зигле о нарушении её акционерных прав на приоритетное приобретение пакета в 57% акций Татьяны Кургановой в ЗАО «Петрофарм». Суды первой и апелляционной инстанций арбитража вынесли беспрецедентные по своей абсурдности решения, по которым приобретение пакета акций Кургановой было признано нарушающим права акционера ЗАО «Петрофарм» Натальи Зигле. И поскольку Курганова передала свой пакет акций в собственность ООО «Минутка» по договору дарения, то судебные решения предписывали сделку продажи акций ЗАО «Петрофарм» Татьяной Кургановой отменить и обязать  Максима Долгополова продать Наталье Зигле 57% акций ЗАО «Петрофарм», полученные от Кургановой, по номинальной стоимости акций – то есть, за пять тысяч рублей. При этом потраченные холдингом «ЗЕФС» 1,8 млн евро судами не учитывались.   

Как выяснилось, партнером Натальи Зигле и инвестором по рейдерскому захвату всей аптечной сети выступил именно Александр Пидцан, недовольный тем, что он сам в силу нерасторопности потерял возможность выкупить у Кургановой и Зигле выгодный актив. Он убедил гражданку Германии, что вместе они смогут забрать у мажоритарных акционеров всю аптечную сеть целиком. Мол, в судах, прокуратуре, следственных органах и даже на Лубянке, у него «всё схвачено, за всё везде заплачено», как поётся в одной известной песенке.

Сегодня Наталья Зигле, судя по всему, уже не рада, что привлекла Александра Пидцана, поскольку затраты на так и не исполненный захват аптечной сети уже превысили реальную стоимость акций Натальи Зигле, а сбежавший из России инвестор этого рейда именно с неё спрашивает свои убытки. Даже находясь в бегах. Выгоды она в итоге не получила никакой, а платить за услуги рейдеров-неудачников придётся именно гражданке Германии: сейчас с неё требуют для начала вернуть потраченные на суды и правоохранителей 500 тысяч евро, если Зигле решит договориться с мажоритарными акционерами и прекратить судебные тяжбы. Ведь она помнит о том, какая судьба ждёт несговорчивых должников и партнёров Пидцана.

По суду не отнять - попробуем сажать        

Ссоры между Натальей Зигле, Александром Пидцаном и его юристом Александром Елмановым начались, когда стало ясно, что рейд по захвату аптечной сети не удаётся осуществить «легко и непринуждённо». Ведь суд кассационной инстанции несправедливые решения о продаже 57% акций ЗАО «Петрофарм» по номинальной цене в пользу Натальи Зигле устранил и полностью восстановил права мажоритарных акционеров.

Однако Александр Пидцан не привык отступать в случае судебных неудач. В ход пошло давление через заказное уголовное преследование. Как рассказывают оперативники, по городу уже пару лет постоянно «гуляет» предложение от Пидцана с ценой в десятки миллионов рублей за «окончательное решение вопроса по «Петрофарму».  

По мнению наблюдателей, этот гонорар мог в итоге стать искушением для кого-то из сотрудников в прокурорских погонах, поскольку в частных беседах сам Александр Пидцан козыряет именами руководителей надзорного ведомства, а также рассказывает о своих связях в центральном аппарате ФСБ. События в конфликте вокруг «Петрофарма» делают предположение о направлении движения неформального гонорара очень похожим на правду.

Как уже упоминалось, гражданка Германии десятилетие подряд пишет заявления в правоохранительные органы и пытается оспаривать практически любые действия мажоритарных акционеров. Из всех этих жалоб для возбуждения уголовного дела было выбрано заявление Зигле, в котором утверждалось, что продажа двух помещений аптек в 2014 году якобы нанесла ущерб ЗАО «Петрофарм».

Дело о продаже двух аптек оказалось возбуждено в 2015 году по многократным требованиям районной прокуратуры, которая четырежды направляла его для расследования в полицию. Полиция дело расследовала, приходила к выводу об отсутствии криминала в действиях мажоритарных акционеров, и потому оно так же четыре раза прекращалось УМВД по Центральному району Санкт-Петербурга «за отсутствием состава преступления». Такие «коррупционные качели» вообще характерны для «заказных» уголовных дел, которые возбуждаются и расследуются в интересах одной из сторон корпоративного конфликта. В данном случае, в интересах стороны Натальи Зигле и Александра Пидцана.

Невзирая на настойчивые требования некоторых прокурорских работников, вероятно, очарованных аргументами Александра Пидцана, дело никак «не сшивается». Поскольку у добросовестных следователей, к которым раз за разом поступают материалы из прокуратуры, не получается обнаружить нанесение ущерба фармацевтическому предприятию. Ведь во вступивших в законную силу
решениях арбитражных судов по делу ЗАО «Петрофарм» установлено: помещения аптек были проданы по рыночной цене. Таким образом, никакого ущерба обществу продажа имущества не принесла. 

В материалы этого уголовного дела никак не могли попасть документы, подаваемые мажоритарными акционерами в следствие, которые подтверждали отсутствие ущерба. Речь, в частности, о допсоглашениях к договорам продажи помещений с общей ценой, выплаченной за эту недвижимость, а также и о решениях арбитражного суда кассационной инстанции, вступившего в законную силу и установившего отсутствие ущерба ЗАО «Петрофарм», как юридический факт. Впрочем, судебная тяжба за «Петрофарм» продолжается, поскольку иногда Пидцан и Елманов всё же находят тех судей и силовиков, которые соглашаются принять сторону протежируемой ими Натальи Зигле. Так, в одно из подобных промежуточных судебных решений им даже удалось внести тезис о том, что Максим Долгополов якобы никогда не был акционером «Петрофарма» и, таким образом, не имел права принимать решений по управлению холдингом.

В сентябре 2016 года наличие судебных решений об отсутствии ущерба от продажи помещений мажоритарными акционерами не смутило уже и городскую прокуратуру, и она вновь направила ранее прекращённое дело для расследования – теперь уже в ГСУ СК по Петербургу. Понятно, что и Главное следственное управление Следственного комитета по Петербургу криминала в действиях мажоритарных акционеров «Петрофарма» не обнаружило, возвратив материалы дела в надзорное ведомство.     

После нескольких лет неудачных попыток отсудить аптечную сеть или посадить её мажоритарных акционеров при помощи прокуратуры Александр Пидцан грозится решить вопрос по захвату «Петрофарма» уже используя свои связи на Лубянке. Осталось придумать, по каким причинам акционерным конфликтом в аптечной сети «Петрофарм» займётся контрразведка. Пока не очень получается даже предположить, угрожают ли национальной безопасности неудачи в попытках бывшего ларёчника Александра Пидцана стать аптекарем, чтобы этим занялась ФСБ. Особенно с учётом его бегства за границу в связи с перспективой ответить за смерть своего бывшего партнёра по рынку на улице Салова.     

Все эти тяжбы между мажоритарными акционерами и рейдерским коллективом Александра Пидцана негативно отразились на финансовом состоянии ЗАО «Петрофарм». Компания этим летом вошла в процедуру банкротства, что делает суды за обладание ей не слишком перспективными. Учитывая, что Александр Пидцан настойчив в достижении своих целей, у него остаётся единственный способ эффективного решения вопроса в свою пользу: через использование силовиков, готовых осуществить заказное уголовное преследование мажоритарных акционеров «Петрофарма». Впрочем, привычный по прежним временам вариант с киллерами также не исключен.



ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:


Ваше имя:
Ваш e-mail:
Ваш комментарий:
Введите содержимое изображения:


Распечатать статью





Rambler's Top100 Яндекс цитирования