Расследования Об издании Контакты
Сегодня:

ЧИТАЙТЕ В ГАЗЕТЕ "ДЕЛО №" 24

 

ЗАЧИСТКА ИСТОРИИ. КОМУ МЕШАЮТ ПАМЯТНИКИ АРХИТЕКТУРЫ?
Столичные власти верят лишь богатым инвесторам, немилосердно уродующим исторический город в погоне за прибылью

(30 августа 2007 года)

Распечатать статью

В начале 90-х Россию захлестнула волна беспредела. Переход к рыночной экономике сопровождался разгулом криминалитета, кинувшегося делить лакомые куски и, как следствие — кровавыми разборками. Не упустили своего и новоявленные коммерсанты: быстро прикинув выгоду, которую несло им появившееся в то время модное словечко «приватизация», они с лихорадочной быстротой принялись скупать землю и недвижимость, рассчитывая затем перепродать их втридорога.
Но хуже всего в этой бизнес-гонке пришлось московским памятникам старины. Никому до той поры не мешавшие, скромно радующие глаз иностранным туристам, они вдруг начали безжалостно уничтожаться. Их ломали, сносили или, неизвестно, что еще хуже, полностью переделывали.

Улочки московские…

Я в сопровождении местного жителя и добровольного гида иду по узеньким переулкам, пересекающим Пятницкую улицу, неподалеку от станции метро «Новокузнецкая». Мой собеседник — Борис Малафеев. По профессии он художник, а по совместительству — председатель Совета общественного самоуправления «Пятницкая слобода». Впечатление от «экскурсии» неоднозначное. Современные стеклобетонные гиганты здесь смотрятся совершенно неуместно в окружении пока еще сохранившихся старинных зданий постройки XVII–XVIII веков.
— В 1996–97 годах вокруг наших домов начался коловорот точечного строительства, — рассказывает Малафеев. — Мы, естественно, стали протестовать. Во-первых, здесь застройка историческая и чем ближе к Кремлю, тем здания изначально строились пониженной этажности. Это было сделано специально, потому что Кремль — главная точка отсчета, а уже дальше город как бы вырастает. Во-вторых, по закону историческая зона Кремля, к которой относится и Пятницкая Слобода, является охраняемой территорией и на ней вообще нельзя строить. Кроме того, при появлении новых крупномасштабных комплексов ущемляются интересы коренных жителей, разрушаются дворовые территории, детские площадки, газоны, вырубаются деревья. И, как следствие, страдает экология района — из-за большого притока транспорта и его последующего стояния в многочасовых пробках повышается загазованность улиц. Для примера — здесь, в центре Москвы, температура воздуха примерно на 5 градусов выше, чем в новых районах города.
Борис Малафеев показывает несколько зданий, выглядящих как старинные, но на деле — полностью переделанные: «Этот дом принадлежит Горбунову, который возглавляет избирательную кампанию мэра Москвы Юрия Лужкова, вот здание юридической конторы Гринберга и Потанина, а также бывшее Ростовское представительство, которым ныне владеет частное лицо». За ними располагается огромная стройплощадка. Строительные краны хищно нависают над старым домом, от которого сейчас остался только каркас. По словам художника, это здание под видом реконструкции переделывают полностью. Что с ним будет дальше, пока неизвестно. А курируют этот проект, по слухам, Елена Батурина и Олег Дерипаска.

Что нам стоит дом построить?

В середине 1996 года одна коммерческая организация положила глаз на дом 8 по Среднему Овчинниковскому переулку. По этому адресу находились две небольшие фабрики и охраняемая купеческая усадьба. Заднюю часть усадьбы занимали производственные корпуса конца XIX века, а главный дом в стиле модерн выходил в переулок. До 1992 года на территории фабрики располагалось химическое производство, которое впоследствии было выведено за пределы Москвы, как предприятие, загрязняющее городскую среду.
Сразу после этого началась подготовка к сносу старых зданий и последующему крупномасштабному строительству. Так, в 1996 году Мосгорэкспертиза выдала заказчику проекта технико-экономическое обоснование, согласно которому бывшая фабрика должна была превратиться в гостиничный и культурно-деловой комплекс. При этом предусматривалось «максимальное использование существующей застройки, рассматриваемой как образец русской промышленной архитектуры XIX века» и «восстановление архитектурно-исторического облика всего переулка».
Однако в 1999 году сменился заказчик и, как следствие, изменилось назначение проекта. Новый инвестор, некое АОЗТ «Бизнес-центр «Замоскворечье», уверял обитателей близлежащих домов, что «после окончания строительства Москва получит не только новые площади, где будут размещены офисы для предпринимателей и бизнесменов со всего мира, но и место, где будет приятно отдохнуть всем жителям Замоскворечья». Нужно сказать, что к этому времени вся историческая застройка усадьбы была уже снесена. На образовавшемся пустыре появились механизмы для забивания свай и начались работы по возведению нулевого цикла — рытье котлована. При этом не проводилось никаких археологических исследований (обязательных в таких случаях — прим. автора), в результате чего был полностью уничтожен культурный слой XV века.
Вот так новодел вписали в историческую застройку центра Москвы

Более того, все работы на строительстве культурно-гостиничного, офисного, торгового и еще Бог знает какого центра, велись не только без заключения Госгортехнадзора, но и… по подложному ордеру ГУОП (Главное управление охраны памятников), который в свое время был выдан под согласование первого варианта строительства. На документе стояла подпись господина Булочникова, который в то время еще не занимал руководящую должность, да и вообще не работал в ГУОП и, соответственно, не мог подписать разрешительный документ на строительство. То есть, совершенно очевидно, что ордер был выдан намного позже указанной на нем даты.
Тем временем здание начинает потихоньку расти. Но… в несколько другой ипостаси, нежели было предусмотрено первоначальным (и согласованным!) планом строительства. Например, автомобильная стоянка выросла с расчетных 20 до 240 машиномест. Также возросло и количество этажей. И вот тут, наконец, окончательно прояснилось новое назначение гиганта — оказалось, что это будет Турецкий Торговый центр, строящийся на основе российско-турецкого межправительственного соглашения и при активной поддержке первого заместителя префекта ЦАО Сергея Федорова.

Ломать — не строить…

Но самое ужасное, что идущее скоростными темпами строительство нового здания нанесло непоправимый урон ценнейшим архитектурным строениям, расположенным неподалеку.
Вот строки из письма, составленного и отправленного на имя Президента России Владимира Путина представителями Московской экологической федерации, МГО Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, Международного фонда славянской письменности и культуры, Международного общества прав человека, а также других общественных организаций:
«… По всему периметру участка (на котором велось строительство Турецкого Торгового центра — прим. автора) была сооружена стена в грунте. Дело в том, что эта часть города относится к зоне геологического риска. Чтобы возвести здесь здание в 13 этажей, включая подземную часть, необходимо опереть его на твердый материк — около 30-ти метров ниже уровня земли. Для этого вместо обычной в таких случаях сетки колонн была устроена сплошная монолитная стена. В результате была полностью нарушена система циркуляции грунтовых вод. В ближайшем будущем это может привести к дальнейшему разрушению соседних строений — за счет вымывания фундамента или за счет проседания карстовых пустот. Огромные трещины уже образовались в стенах расположенного вплотную к котловану памятника архитектуры — жилых Палат Овчинной слободы XVII века. Прекрасно отреставрированные еще в 70-е годы, Палаты недавно были переданы приходу соседней церкви Михаила Архангела в Овчинниках. Приход был вынужден обратиться за помощью в Патриархию, и в результате в историю оказался втянут сам Патриарх Алексий II. Патриарх дал повод для выпадов в свой адрес, неосторожно подписав документ, в конце которого мелким шрифтом прибавлено предложение — вместо Палат отдать под снос Дом самодеятельного творчества».
Но и это еще не все! Бетон, которым заливали котлован для торгового центра, под землей с помощью все тех же грунтовых вод проник в подвалы Палат и наглухо замуровал там доступ к инженерным коммуникациям. Теперь, в случае технической аварии, придется вскрывать пол в исторических зданиях — а один такой памятник стоит всего Торгового центра.
— По преданию, здесь жил Иван Грозный, — рассказывает Борис Малафеев. — А в церкви Архангела Михаила царь венчался. Палаты и церковь составляют единый ансамбль, и настоятель храма уже неоднократно пытался бороться с произволом строителей, но пока видимых результатов это не принесло.
Впрочем, вмешательство Патриарха сделало свое дело — количество подземных уровней ТТЦ было сокращено до трех, вместо запроектированных пяти. Но проблемы зацементирования близлежащего памятника архитектуры это не решило. Впрочем, это уже никого не интересует, равно как и то, что вокруг продолжают сноситься и «реставрироваться» с полной перепланировкой и другие исторические здания.
Получается, что несмотря на явные нарушения при строительстве ТТЦ (отсутствие пакета необходимых документов, подделка подписи на ордере, отсутствие археологического заключения), здание все же было построено и в настоящее время активно приносит прибыль своим турецким владельцам и их российским партнерам. Прямо как в анекдоте, когда укравший велосипед может сесть в тюрьму, а укравший миллионы поднимается на высшую ступень социальной лестницы.

P.S. Московская земля очень дорого стоит. По некоторым данным, один квадратный метр территории под застройку в центре города оценивается в 40 тысяч долларов. Понятно, что за такие деньги можно пойти на все. И поэтому не проходит и дня, чтобы мы не узнали о новых случаях якобы «естественной» гибели исторических зданий — от обрушений или огня. А скольким еще памятникам старины суждено в ближайшее время погибнуть под ножом бульдозера или от канистры с бензином!
Как в свое время сказал булгаковский Воланд, москвичей испортил квартирный вопрос. Сегодня же это высказывание можно перефразировать следующим образом: Москву испортило — и продолжает портить! — целенаправленное уничтожение ее истории. Так, только с 1994 по 2001 годы в столице было снесено 135 памятников архитектуры. И эта цифра с каждым днем неуклонно растет. И выхода из этой ситуации нет, и не предвидится, поскольку те самые люди, которые стоят у власти и по долгу своей службы обязаны защищать родной город от разрушения, сами же последнему и способствуют.

Список памятников и ценных объектов исторической застройки, снесенных в период с 1994 по 2001 годы (публикуется выборочно):

Пречистенка, 8, стр. 3 — каретный сарай в усадьбе Истоминых XIX века. Снесен в 1996 году. На месте строения был возведен корпус АО «Интерлес» со значительным увеличением объема и площади застройки.
Кадашевская наб., 18 — дом XVIII в. Снесен в 1995 г. На месте домов 16–18 выстроен новый корпус с увеличением высоты на один этаж.
Б. Полянка, 23 — палаты XVI в. Снесены в 1996 г. Выстроен больший по объему дом, стилизованный под XIX в.
1-й Казачий пер., 4 — флигель усадьбы ХIХв. Снесен в 1996 г. с условием воссоздания. Выстроен офис АК «Алмазы России-Саха» со значительным увеличением объема. Флигель воссоздан с искажениями.
Проезд Серова, 11 — дом купца Зайцева, XIX в. Снесен в 1996 г. Выстроен корпус со значительным увеличением объема современной архитектуры.
Кузнецкий мост, 4 — палаты князей Щербатовых, XVIII в. Снесены в 1995 г. Выстроен кирпичный новодел, включенный в интерьер нового сооружения. Осуществлена реконструкция участка.
Рахмановский пер., 4 — типографский корпус 1890-х годов архитектора Ф. Щехтеля. Снесен в 1997 г. Выстроено здание Гордумы со значительным увеличением объема.
Вознесенский пер. 22 — несколько построек хозяйственного двора усадьбы генерал- губернатора Москвы XVIII в. Арх. М.Ф.Казаков. Снесены в 1994 г. На их месте выстроены огромные корпуса Делового центра Правительства Москвы «Усадьба».
Вознесенский пер., 22. стр. 4 — постройка хозяйственного двора усадьбы генерал- губернатора Москвы XIX в. Снесена в 1994 г. Выстроены огромные корпуса Делового центра Правительства Москвы «Усадьба».
Никитский б-р, 6 —дом XVIII–XIX вв.— «Соловьинский дом», связанный с именами Рылеева, Гоголя, Пушкина, Михаила Чехова, композитора А.Варламова. Снесен в 1997 г. На месте памятника — платная автостоянка.
Манежная площадь — ограда Александровского сада, 1-я четверть XIX в., архитектор Федор Шестаков. Входит в охранную зону Кремля. В 1996 году во время строительства торгового комплекса на площади часть ограды была снесена. При этом незаконно изменены границы Александровского сада, являющегося памятником садово-паркового искусства.
Площадь Революции — белокаменная плотина на реке Неглинной, XVIII в. Уникальное гидротехническое сооружение, входившее в состав комплекса Монетного двора. Раскрыто в ходе строительных работ на Манежной площади осенью 1996 года. Несмотря на обращение руководителя археологических работ к Ю.Лужкову с просьбой о сохранении памятника, он был снесен. На месте плотины подземный гараж.
Моховая, 9–11 — ограда «нового» и «старого» зданий Московского университета. Первая ограда разорвана лестницей и ограждением подземного перехода. Повреждены пилоны ворот. Ограда «старого» здания в результате сдвижек грунта на участках, прилегающих к зоне строительства торгового комплекса на Манежной площади, дала просадку вместе с воротами на 1 метр по отношению к старой отметке.
Ильинка, 2 — здание Старого Гостиного двора, кон. XVIII века. Памятник архитектуры федерального значения. В нарушение действующего законодательства об охране памятников произведено изменение памятника — искажены его объемные характеристики. Здание надстроено, его внутренний двор перекрыт. Гостиный двор стал доминирующим объектом в ансамбле Китай-города, обезобразившим панораму этой заповедной зоны Москвы. На территории двора строителями в ходе работ были уничтожены фрагменты церкви Введения Златоверхой, раскрытые археологами.

Специальный корреспондент «Дело №»
Олег Римский



ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:


Ваше имя:
Ваш e-mail:
Ваш комментарий:
Введите содержимое изображения:


Распечатать статью





Rambler's Top100 Яндекс цитирования