Расследования Об издании Контакты
Сегодня:

ЧИТАЙТЕ В ГАЗЕТЕ "ДЕЛО №"17

 

ГЕНЕРАЛ ВОЛКОВ: «ПРЕСТУПНИКИ БОЯТСЯ ТОЛЬКО РАССТРЕЛА»

(22 октября 2006 года)

Распечатать статью

Алексей Николаевич Волков

Работа Государственной Думы пользуется постоянным и вполне оправданным вниманием прессы – люди хотят знать, что делают для улучшения нашего благосостояния и защиты интересов простого гражданина всенародно избранные депутаты. Депутат Алексей Волков, генерал МВД, бывший начальник УВД Курской области, член Комитета Государственной Думы по безопасности, рассказал специально для читателей «Дела» о работе Госдумы, депутатских зарплатах и привилегиях, о новом законе по защите свидетелей, о своем отношении к смертной казни и международному терроризму.

Из архива «Дела»
Волков Алексей Николаевич
Окончил в 1972 году Высшую школу МВД СССР. Более 20 лет проработал в Узбекистане, прошел путь от оперуполномоченного уголовного розыска до первого заместителя начальника УВД Ташкентской области. За время работы им были раскрыты десятки преступлений – убийств, разбоев, грабежей.
В 1990-1991 годах Волков был заместителем начальника Межрегионального управления МВД СССР №5 по борьбе с организованной преступностью, с 1992 года по 1996 – начальником УВД Амурской области, а с 1996 года – начальником УВД Курской области.
Награжден орденом Знак Почета, орденом Дружбы, медалью «За отличную службу по охране общественного порядка», именным оружием. Заслуженный юрист РФ.

В Думе тоже не бездельничают

Многие специалисты правоохранительной практики, знающие реальную картину преступности в нашей стране, полагают, что работать по существующим законам становится все сложнее. Генерал Волков в этом смысле не исключение. Вторая беда силовиков, ставшая в последнее время постоянной темой для обсуждения – недостаток финансирования и выработавшая свой ресурс материально-техническая база.
– Изменить сложившуюся не совсем адекватную ситуацию можно только двумя способами: во-первых, надо принимать грамотные реально работающие законы, а во-вторых, решить, наконец, вопрос финансового обеспечения, – говорит Алексей Волков. – Не стоит думать, что я призываю вернуться к законам 37-ого года, когда по доносу можно было посадить любого. Правильное законодательство должно защищать невиновного и позволить правоохранительной системе эффективно бороться с преступностью.
Для многих депутатов кресло в Госдуме – главная цель, достигнув которой можно уже ни о чем и не думать. Некоторые даже позволяют себе высказывания, мол, на заседания не ходил и ходить не буду. Как в анекдоте про гаишника «дали палочку и крутись, как хочешь». Но есть и такие, для которых законодательная деятельность на первом месте. И на втором тоже. Несмотря на то, что к новой должности и непривычному депутатскому креслу пришлось привыкать:
– За 37 лет работы в органах я привык к несколько иному режиму – ежедневные выезды на место происшествия, задержания, аресты. А здесь существует определенный регламент, по которому законопроекты рассматриваются, согласовываются и утверждаются. На это уходит слишком много времени. Поймите правильно, в Думе тоже не бездельничают, но с момента внесения какого-либо законопроекта начинается период ожидания.
Депутатов критикуют за все, кстати, не всегда безосновательно. Если бы в свое время скандал с избирательными списками ЛДПР, в которых немалую часть занимали фамилии криминальных авторитетов и людей с темным прошлым, не разгорелся бы в СМИ, неизвестно, чем бы все закончилось. Правда, сами депутаты журналистов не любят, полагая что писать они могут только о взятках и коррупции. Алексей Николаевич, видимо не избалованный вниманием прессы (а потому относящийся к пишущей и снимающей братии вполне благосклонно), считает, что внимание СМИ к деятельности депутатов совсем не излишне:
– Надо только понимать, что в работе любого человека можно найти массу недостатков, в том числе и в депутатской деятельности. Мы постоянно на виду – возьмите любое ведомство, там все закрыто, а телевидение ограничивается только протокольной съемкой. В Госдуме, напротив, существует постоянный журналистский пул, да еще и заседания транслируются на всю страну.
Трансляция заседаний – это хорошо. Жаль только, что представителям СМИ не рассказывают о том, что происходит вне думских залов. Кто какой бизнес имеет, какой доход приносит – вот за эти вопросы депутаты и не любят журналистов.
На критику генерал Волков не обижается, несмотря на то, что иногда пресса освещает работу депутатов однобоко, и считает, что она не только не мешает, но и помогает:
– Отрицательные моменты, разумеется, есть, но мы прислушиваемся к критике и делаем соответствующие выводы, – считает Алексей Николаевич.

Без оценок, но с комментариями

Отношения народных избранников и представителей СМИ вообще разговор особый. Пожалуй, нет такого журналиста, который упустил бы возможность покритиковать депутатов, мол, делать ничего не делают, а карманы, пользуясь депутатскими полномочиями, набивают. Это, так сказать, журналистская традиция, без этого уже и материал не материал. Не задать вопрос о квартире-машине-госдаче и прочих материальных благах было невозможно. Тем более, что при зарплате в несколько тысяч рублей (!) некоторые позволяют себе летать на чемпионаты мира по футболу, кататься на самых дорогих машинах и одеваться в костюмы от Бриони. Откуда такая роскошь, уж не на бюджетные ли средства?
– Я скажу о себе. По закону о статусе депутата, мы приравнены к министру, получаем оклад министра. Говорить о каких-то сверх доходах, по-моему, глупо. Мы же декларируем свои зарплаты, эти суммы всем известны. Безусловно, есть олигархи, они еще до своего избрания в Думу заработали много денег. У них совсем другая жизнь. Я всю жизнь отдал госслужбе, ни дач, ни дома, ничего нет и не было никогда. О других депутатах говорить не буду.
Продолжаю настаивать:
– О работе Госдумы в обществе сложилось весьма противоречивое представление. Чем вообще занимаются депутаты, и что реально делают для улучшения нашей жизни?
– Подобный вопрос, наверное, стоит задать президенту: что он сделал за 6 лет своего правления? Я не так давно работаю, чтобы оценивать свои государственные успехи, но для области, жители которой меня избрали, я сделал немало. В основном это финансовая поддержка. Ну а в масштабах государства, наверное, нескромно будет говорить.
Неужели депутатское кресло лучше генеральской должности в правоохранительной системе?
– Полного удовлетворения от работы у меня нет. Конечно, хотелось бы принимать основополагающие законы, способствующие борьбе с преступностью, но пока мы не находим взаимопонимания с теми организациями, которые участвуют в этом процессе. С одной стороны, всем хочется, чтобы порядок был, с другой, есть такие ценности как свобода слова, личные интересы каждого человека. Для эффективной законодательной практики необходимо учитывать все эти условия, что сделать крайне сложно.

Об идеальном законе и смертной казни

В очередную годовщину Бесланской трагедии многих интересует вопрос, как государство намерено обеспечить безопасность своих граждан? Чему руководство страны научилось после взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске, терактов в московском метро и на стадионе в Тушино, захватов заложников в Беслане и Москве? Достаточно ли просто ужесточить паспортно-визовый режим и воззвать к бдительности граждан?
– Дело не в визовом режиме и не в законах, – утверждает Алексей Николаевич, – хотя и то, и другое может сыграть определенную роль. Дело в общей ситуации в стране и в мире. Вспомните Беслан, там были не только россияне, это же международный терроризм, он действует в масштабах всех государств. В этом сложном вопросе много проблем, нестыковок, двойных стандартов. Решить проблему терроризма быстро и эффективно невозможно. Даже в самых развитых и богатых странах не могут предотвратить эту страшную угрозу национальной безопасности.
Нельзя думать, что вот мы примем закон, закроем границы и проблема будет решена. Нет, она не решится. К сожалению, интересы отдельных групп населения, этнические и религиозные конфликты – это корень проблемы. Именно в этих социальных аспектах надо принимать государственные решения,
– считает Алексей Николаевич.

Международный терроризм – проблема достаточно новая не только для России, но и для всего мира, и как с ним эффективно бороться многие страны пока еще не знают. За исключением, разве что Америки, у которой существует свое «особое» мнение в вопросе терроризма, наглядно продемонстрированное в Афганистане и Ираке. Для противодействия международному терроризму государство должно сначала научится справляться со своими «родными» преступными элементами, а с этим сегодня, по общему мнению, большие проблемы.
Любой представитель правоохранительной системы, будь то начальник или простой опер, расскажет, как на самом деле обстоят дела с раскрываемостью и учет преступлений, как преступники научились обходить любой закон, как громкие дела разваливаются в суде или вообще до него не доходят.
Недавно председатель Госдумы Борис Грызлов заявил о принятии поправок к закону, предоставляющих гарантии тем лицам, которые сотрудничают с правоохранительными органами. Включая случаи, когда такое сотрудничество влечет освобождение лица от уголовной ответственности за содеянное ранее. Несмотря на то, что в УК РФ уже существует статья (ст. 75 УК РФ), позволяющая освободить от наказания лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, законодатели решили распространить ее действие и на более тяжкие преступления. То есть в первую очередь, снисхождение Фемиды испытают на себе участники организованных преступных групп, коррумпированные чиновники и лица, обвиняемые в масштабных экономических преступлениях.
Рассмотрение готовящегося законопроекта намечено на осень, но уже сейчас появились некоторые оценки и комментарии относительно целесообразности уточнения законодательных норм, касающихся «деятельного раскаяния». Некоторые юристы также полагают, что принятие подобных поправок в закон может развязать преступникам руки, например, тем, кто вовлечен в экономические преступления. Иными словами, у некоторых сотрудников правоохранительных органов может появиться лишний повод освободить от наказания «авторитетного» бизнесмена.
На наш вопрос, возможно ли принятие некоего идеального закона, в котором преступники не смогут найти лазеек, Алексей Николаевич ответил:
– Разумеется, нет. Любое государство с развитой системой правосудия годами ведет следствие и судебные разбирательства именно потому, что никто не может принять совершенный во всех отношениях законодательный акт.
Кстати, депутаты сами признаются, что многие законы, принятые для обеспечения правопорядка, до сих пор не работают: то согласовать никак не могут, то подзаконных актов принять… Одним словом, все время что-то не так, и преступники этим умело пользуются.
Тем не менее законы должны приниматься такие, которые позволили бы сделать работу правоохранительных органов более эффективной. Хотя проще и дешевле научиться работать по тем, что есть. Вот, например, недавно был принят Закон о защите свидетелей. Как будет работать этот закон? Будет ли он выполняться или надо опять делать поправку на то, что мы все-таки в России живем?
– Он и принимался с учетом того, что мы в России живем, – прерывает меня генерал, – закон практически не работает. Дело в том, что нужно принять несколько десятков подзаконных актов, а также постановлений Правительства, которые бы регламентировали ряд моментов, связанных с выполнением этого закона. Естественно, что и вопрос о финансовом обеспечении пока не решен. Задолго до принятия этого закона в рамках оперативно-розыскной деятельности органы внутренних дел уже осуществляли физическую защиту граждан. То есть если есть угроза, мы приставляем к этому человеку двух-трех оперуполномоченных, которые защищают его, охраняют дом и семью. Сотрудники МВД и ФСБ этим давно пользуются. К сожалению, на сегодняшний день я не видел ни одного постановления Правительства, процесс затягивается.
Задаю депутату один из самых остро обсуждаемых вопросов последнего времени: каково его отношение к ужесточению наказания преступников? Нужно ли на данном этапе развития нашего государства вернуть смертную казнь?
– Есть научнообоснованные данные о том, что уровень преступности зависит от 240-260 различных факторов – социальных, экономических, правовых. Это говорит о том, что одним махом ситуацию в корне не изменишь. Я как практик правоохранительной системы могу сказать, что ужесточать наказание необходимо. Для убийств и некоторых других категорий тяжких преступлений я бы оставил смертную казнь. Приведу такой пример: выезжаем мы на убийство – четыре трупа – хозяйка, ее дочь и еще две девочки 4 и 5 лет. Я много видел трупов, но впервые я содрогнулся – этим двум девочкам перерезали горла и изнасиловали. Вот можно этих людей отпускать на свободу? Десятки, сотни преступников, с которыми мы разговаривали, боятся только одного – расстрела, больше ничего. В той же Америке в половине штатов сажают на электрический стул. Только расстрел может остановить этих нелюдей. Получив пожизненное заключение, многие надеются на то, что что-то изменится, кого-то подкупят, амнистия выйдет… Надежда у преступников есть всегда.

Победить коррупцию невозможно

Разговор с депутатом Волковым, прекрасно знающим изнанку работы правоохранительных органов, а теперь еще и Госдумы, не мог обойтись без вопроса о коррупции. После, так называемого, антикоррупционного послания президента борьба с коррупцией превратилась чуть ли не в очередной национальный проект. На волне громких перестановок и отставок последнего времени, изобличения коррумпированных чиновников возникает закономерный вопрос: насколько коррупция поразила правоохранительные органы?
– Масштабы ее страшные. Помните, в советские времена учителя, врачи, милиционеры всегда были для нас примером. Сейчас нет ни одного ведомства, которое бы не было в той или иной мере поражено коррупцией. Правоохранительные органы, которые призваны бороться с преступностью, а коррупция это одно из ее проявлений, сами поражены этой заразой, что вдвойне плохо. Грубо говоря, одной рукой ловят преступника, а другой берут пачку денег за прекращение уголовного дела. Посмотрите, сегодня огромное количество предприятий находится в стадии банкротства, это тоже элемент коррупции с использованием всей правоохранительной системы. Тем самым мы на десятки лет назад отбрасываем нашу экономику. С коррупцией сегодня надо бороться намного жестче. Политическая воля должна быть, иначе мы не наведем порядок.
Тот факт, что масштабы коррупции сегодня невероятные, признают все. Тем самым, как бы ограждая себя от дополнительной ответственности. Вот, мол, смотрите, мы вам честно рассказали, взятки берут почти все, некоторых ловим. Показательно, так сказать. Но дело-то не в этом. Многие оправдываются тем, что зарплаты маленькие, финансирование недостаточное, куда денешься? Может, начать с достойной зарплаты?
– Да, есть объективные причины. Когда я работал начальником УВД Амурской области, задержали двух сотрудников ГАИ, которые получили взятку в размере 1,5 млн. неденоминированных рублей. Но это дело в суде развалилось. Почему? Тогда зарплату не платили по пять-шесть месяцев, двум молодым парням надо было кормить семьи, платить за квартиру. Как здесь быть? Повысить зарплаты? Безусловно. И тем не менее, победить коррупцию, равно как и преступность, невозможно. Вот посмотрите на Южную Корею – высокий уровень жизни, культуры, но двух президентов привлекали к уголовной ответственности за получение взятки. Конечно, если будет достойная зарплата, активная позиция общества, уровень коррупции станет на порядок ниже, человек будет держаться за свою работу.
Интересуюсь, реально ли в ближайшее время сделать такую зарплату, чтобы действительно боялись потерять работу?
– Я считаю, что нет, – без тени сомнения говорит Алексей Николаевич, – денег сегодня нет, несмотря ни на какой стабилизационный фонд. В ближайшие годы денег не будет, потому что реальная экономика у нас не работает, ее высокие темпы роста только за счет цен на нефть. В советские времена мы сильно отстали от ведущих развитых стран мира, наверстать упущенное сейчас очень сложно. Получается, что решить серьезные проблемы во всех социальных сферах, можно только подняв с колен нашу экономику.

Дарья Савина



ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:


Ваше имя:
Ваш e-mail:
Ваш комментарий:
Введите содержимое изображения:


Распечатать статью





Rambler's Top100 Яндекс цитирования