Расследования Об издании Контакты
Сегодня:

ЧИТАЙТЕ В ГАЗЕТЕ "ДЕЛО №"16

 

ПРЕСТУПЛЕНИЕ БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ

Распечатать статью

О том, что происходит сегодня в Латвии, не пишут газеты. Об этом не говорят с экранов телевизоров, это не обсуждают на правительственных встречах. Российские дипломаты, работающие в Латвии (и других бывших советских республиках), предпочитают не реагировать на высказывания латвийских политиков. Пользуясь таким безразличием со стороны России, латвийские власти называют свои действия «восстановлением независимости», а русскоязычные граждане, проживающие на территории Латвии, именуют происходящее беззаконием.

Предатели или герои?

Подробности «дела Кононова» мы впервые услышали 22 июня. В день всеобщей памяти и скорби было особенно непросто понять, почему сегодня победивших в этой страшной войне называют преступниками и оккупантами.
В 1945 году Советский Союз одержал победу над фашистской Германией, избавив тем самым мир от коричневой чумы. Относится к СССР, Сталину, советской власти вообще и коммунистической идеологии в частности можно по-разному, но не признавать победу СССР во Второй мировой войне могут разве что полуграмотные жители Гарлема, да и то вряд ли. Однако наши прибалтийские соседи пошли еще дальше – они откровенно издеваются над заслугами советских воинов, обвиняя их в чудовищных преступлениях против человечества, а по улицам латвийских городов дружно маршируют окруженные почетом и уважением ветераны СС. В Латвии они сейчас национальные герои.
Советский партизан Василий Макарович Кононов был обвинен властями Латвии в совершении военных преступлений в годы Второй мировой войны. Такие обвинения для современной Латвии дело обычное – вспомните громкие процессы по делам ветеранов органов Госбезопасности, работавших в Латвийской республике в советское время. Николая Ларионова (ныне покойного) и Николая Тэсса обвиняли по самым тяжким статьям уголовного кодекса – преступления против человечества и геноцид латышского народа.
Свой боевой путь Василий Кононов начал в 1942 году, когда, пройдя курсы подрывников, был заброшен в тыл немецких войск в партизанскую бригаду «Лайвиня» на территории Латвии, где и воевал до окончания Великой отечественной войны. Эта, казалось бы, обычная для военного времени история, за которую до сих пор вынужден расплачиваться Кононов, произошла всего за год до победы над фашистами.
29 февраля 1944 года в деревне Малые Баты на ночлег остановилась разведывательно-диверсионная партизанская группа майора Чугунова: 12 человек, в том числе две женщины и один грудной ребенок. Пройдя немало километров по лесам и болотам, они очень устали, промокли и не могли продолжать дальнейший путь. По всем канонам партизанской войны они, конечно, не должны были ни при каких обстоятельствах оставаться на ночь в незнакомом месте. Трудно сказать, что заставило разведчиков остаться на ночлег: то ли у них действительно не было сил двигаться дальше, то ли гостеприимство некоторых местных жителей сыграло свою роль, ясно одно – разведчики решили переночевать, высушить промокшую одежду и согреться. Это было ошибкой.
Пока хлебосольные женщины усыпляли бдительность партизан, постоянно повторяя, что никаких немцев в их деревне нет, один их жителей Малых Бат Михаил Крупник по приказу шуцмана (так латыши называли полицаев) Шкирмантса донес немцам, расположившимся недалеко от деревни, о русских партизанах. К семи часам утра немцы окружили село, полностью блокировали сарай, в котором спали партизаны, и предложили сдаться. Отходить партизанам было некуда. Завязался бой, который продолжался почти весь день. В результате все 12 человек были убиты, а местные жители, сдавшие партизан немцам, сняли с них одежду, не побрезговав раздеть даже грудного ребенка. За помощь в ликвидации диверсионной группы немцы наградили жителей Малых Бат деньгами, сахаром, зерном и спиртом, а Крупнику было позволено вырубить часть леса, для того чтобы отстроить заново сгоревший сарай.
Разведгруппа майора Чугунова была заброшена из Москвы, и командование не могло не заметь пропажи 12 человек. В партизанском отряде было проведено дознание. Совместными усилиями вскоре было установлено, кто и зачем предал партизан. Тем более что в деревне все друг друга знают, и представителю штаба партизанского отряда не составило труда выяснить имена жителей, участвовавших в уничтожении разведгруппы. По приговору партизанского трибунала, зачитанному в том числе и Кононову, которому предстояло привести приговор в исполнение, в мае 1944 года девять предателей из числа жителей деревни Малые Баты за сотрудничество с немцами и соучастие в убийстве 12 партизан по законам военного времени должны были быть расстреляны.
Сам Василий Кононов родился и вырос в этих местах, в соседней с Малыми Батами деревне. Он не мог не знать жителей, в том числе и тех, кого приговорили к расстрелу, поэтому в самой операции он не участвовал. 27 мая 1944 года приговор был приведен в исполнение. В домах, где жили семьи предателей, были найдены винтовки, патроны и гранаты, выданные немцами.
После окончания войны Василий Макарович работал в органах советской милиции, пройдя путь от начальника отделения народного комиссариата внутренних дел ЛССР до полковника – начальника Управления милиции Латвийской Республики. За участие во Второй мировой войне и последующую службу в милиции Кононов награжден огромным количеством медалей и орденов, в том числе орденом Ленина, Отечественной войны 1-ой степени, Трудового Красного знамени.
Выполнив свой долг перед родиной, Кононов спокойно вышел на пенсию, и даже в самом страшном ночном кошмаре ему не могло присниться, что уже совсем скоро его признают международным военным преступником.

Позорный процесс

В 1998 году новая латвийская власть обвинила Василия Макаровича Кононова в совершении преступления по признакам ст. 68-3 УК Латвии, в отношении него было возбуждено уголовное дело № 86000198. Уже через полгода Кононов был вызван на допрос в Генеральную прокуратуру, где и был задержан. В Латвии так же как и во всех остальных странах в период следствия под стражу берут только особо опасных преступников или тех, кто способен влиять на ход следствия, оказывать давление на свидетелей. А Кононову в 1998 году было уже 75 лет, он был больным человеком, инвалидом 1-ой группы… Но латвийские следственные органы посчитали, что пенсионер социально опасен, и его просто необходимо изолировать.
Суть обвинения, предъявленного Кононову, состояла в том, что в 1944 году он, будучи командиром специальной группы партизанского отряда, принял участие в убийстве мирных жителей села Малые Баты! То есть, через 60 лет после окончания Великой отечественной войны оказалось, что Кононов не защищал свою родину от фашистских захватчиков, а как представитель оккупационной (!) советской власти участвовал в убийстве мирных латвийских жителей, которые просто защищались от советских партизан.
В январе 2000 года Судебной коллегией по уголовным делам Рижского окружного суда Латвийской Республики Кононов был признан виновным в совершении военного преступления, предусмотренного ст. 68-3 УК Латвии, то есть «в нарушении правил ведения войны, проявившемся на оккупированных территориях в убийствах, пытках, грабежах мирных жителей, неоправданном разорении жилых и хозяйственных строений». Наказание Кононову определили в 6 лет лишения свободы в тюрьме закрытого типа.
Не будем долго перечислять все суды (всего их было 6), через которые пришлось пройти ветерану Кононову: его то признавали виновным в международном военном преступлении, то отменяли это решение, то переквалифицировали статью обвинения, но в итоге Верховный суд Латвии признал партизана Кононова – представителя оккупационной власти СССР, воевавшего на стороне антигитлеровской коалиции – международным военным преступником и назначил ему наказание в виде 1 года и 8 месяцев лишения свободы, которые он отбыл в ходе следствия.

Победителей судят

Тем, кто не знает, что такое «восстановление независимости Латвии», утерянной в результате советской оккупации, может показаться, что вся эта история с «делом Кононова» родилась в чьем-то воспаленном больном мозгу.
Итак, Василия Кононова осудили за совершение международного (!) военного преступления. Однако для того, чтобы обвинить человека по такой статье, сначала необходимо признать вину государства, гражданином которого является обвиняемый. Например, на Нюрнбергском процессе нацизм был признан международным преступлением, а то, что совершала фашистская Германия, было осуждено всеми странами. После официального признания преступлений фашистской Германии ее граждан и пособников судили национальные суды. С точки зрения международного права ни один участник антигитлеровской коалиции не мог быть осужден за международное военное преступление, потому что действия Германии (и гитлеровской коалиции) были признаны преступными. А победителей, как известно, не судят. Но латвийские власти свои действиями пытаются доказать обратное.
Не многим известно, что Декларация «О восстановлении независимости Латвийской Республики» от 4 мая 1990 года гласит: «Ультимативная нота сталинского правительства СССР, врученная 16 июня 1940 года правительству Латвийской республики, с требованием смены правительства и вооруженная агрессия СССР 17 июня 1940 года должны быть квалифицированы как международное преступление (курсив – «Дело №»), результатом которого явилась оккупация Латвии и ликвидация суверенной власти Латвийской Республики». Это конституционный закон Латвии. Приняв такую позицию в 1990 году, латыши вот уже 16 лет старательно пытаются восстановить свою независимость, параллельно уничтожая права русскоязычного населения. Тем самым они, вероятно, пытаются отомстить русским за годы «оккупации» и освобождение от фашистов.
Странно, но в том же 1940 году, в котором, как теперь говорят, произошла оккупация, латыши так не считали. К сожалению, историю Латвии мало кто сейчас знает (даже сами латыши), а те фрагментарные сведения, которые все же доступны широкому читателю, не дают представления о реальной исторической ситуации.
Автору этого материала удалось увидеть экземпляр газеты «Вестник правительства», официальной газеты латышского правительства от 18 июня 1940 года. В ней опубликовано обращение президента Карлиса Улманиса к народу – официальная речь президента, с которой он выступил вечером 17 июня по радио. В речи говорится о том, что «в соответствии с нашими договоренностями с Советским Союзом, с нашего ведома и согласия 17 июня на территорию Латвии введен дополнительный ограниченный контингент войск». О какой оккупации сейчас идет речь? Латышские власти, судя по всему, считают, что никто с латышского ничего никогда не переведет.
Войска СССР еще 10 октября 1939 года (это было опубликовано в том же «Вестнике правительства» даже на русском языке) были введены в Латвию, согласно Пакту о взаимной помощи между СССР и Латвийской Республикой. В Пакте говорится о том, что, укрепляя безопасность Латвийской Республики, СССР предоставляет ей оружие, технику, а Латвия предоставляет базы, куда Советский Союз введет свои войска и в случае агрессии будет защищать Латвию.
Совершенно очевидно, что дополнительный контингент войск (дополнительный, потому что советские войска и так уже были на территории Латвии) был введен в Латвию согласно этому Пакту, который подписали министры иностранных дел двух государств, исключительно для защиты ЛССР от гитлеровской агрессии. А латыши сейчас почему-то говорят, что никаких советских войск не было, а 17 июня 1940 года ворвалась Красная армия и оккупировала «независимую Латвию». Все-таки исторические факты однозначно свидетельствуют о добровольном сотрудничестве Латвии с СССР.
По мнению некоторых аналитиков, подобное поведение латвийских властей вполне объяснимо. Поскольку Россия признала правопреемственность СССР, латышские власти пытаются заставить нас признать вину за оккупацию Латвии за собой, дабы в случае признания этой самой вины Россией получить право на компенсацию. То есть, латыши пытаются учинить нечто вроде Нюрнбергского трибунала только в отношении СССР. Однако действия СССР по освобождению своей территории во Второй мировой войне, Нюрнбергский трибунал признал правомерными. Кроме того, в уголовном праве правопреемственность недопустима. В гражданском праве такое понятие есть – юридическое лицо ликвидировалось, а правопреемник должен за него отвечать, но в уголовном праве правопреемственность по вопросам вины недопустима. Только лицо, совершившее преступление, может за него отвечать.
Более того, абсурд заключается в следующем. Сегодня латыши, литовцы, эстонцы, поляки, грузины, американцы требуют от России признания вины СССР. Бытует мнение, что советники Путина не специалисты в уголовном праве, а сам президент выразил свою позицию по этому вопросу знаменитой фразой «об ушах мертвого осла» и только. Но правильная позиция, по словам юристов, должна быть совершенно иной: мы не можем признать вину СССР не потому что не хотим, а потому что мы не то лицо, которое в соответствии с законом может это признать. Претензии Латвии недопустимы, потому что вина умирает с тем человеком, с тем юридическим лицом, которое совершило преступление. Россия не СССР, это совершенно другое государство и территориально, и численно. К сожалению, с российской стороны нет аргументированных возражений по этому вопросу.
Это приводит к тому, что латышские власти позволяют себе трактовать историю, закон так, как выгодно им. Иначе признание Кононова международным преступником без положенного по всем международным законам признания вины государства является незаконным и недопустимым. Верховный суд Латвии, ссылаясь на уже упомянутую нами Декларацию «О восстановлении независимости» и Декларацию «Об оккупации Латвии», присвоив себе полномочия компетентного международного судебного органа (военного трибунала), признал Кононова как представителя оккупационной власти, воевавшего на стороне антигитлеровской коалиции, международным преступником, совершившим преступление против интересов Латвийского государства. А значит, Латвия признается в том, что воевала на стороне гитлеровской Германии против СССР.
Сразу становится понятно, почему убитых Кононовым полицаев, вооруженных немцами для защиты от злобных советских партизан, латвийские власти считают «мирными жителями». Однако они опять не учли общеизвестных исторических фактов. Доподлинно известно, что Латвийская Республика как субъект международного права во Второй мировой войне участия не принимала, и с этой точки зрения приговор в отношении Кононова является абсурдным. А с точки зрения общественной морали гордиться тем, что твой народ воевал на стороне фашистской Германии, по-моему, нельзя.

Приговор остался в силе

Итак, осудить Кононова за международное военное преступление нельзя, но латышские власти делают это, потому что другого выхода у них теперь нет. Если бы они хотели судить партизана Кононова просто за убийство, то это бы у латышей не получилось, так как срок давности по убийствам составляет 30 лет. Опоздали. Тогда Кононову предъявили обвинение в международном военном преступлении, которое, действительно, не имеет срока давности. Но тут выяснилось, что через 60 лет человека осудили по Уголовному закону, принятому в 1993 году, которому была придана обратная сила.
Генеральная прокуратура Латвии основывает свое обвинение именно на упомянутых нами декларациях о независимости и об оккупации, а также руководствуется Уголовным законом 1993 года, но на момент совершения Кононовым преступления 27 мая 1944 года все эти законы еще не были приняты, а потому не могли быть нарушены. Воюя против фашистов, Кононов не мог и предположить, что совершает международное военное преступление, да и об оккупации Латвии Советским Союзом заговорили спустя многие десятилетия.
Кстати, одна из судебных инстанций, через которые пришлось пройти Кононову, признала в 2003 году несостоятельность обвинений, предъявленных прокуратурой… И переквалифицировала действия партизана Кононова на статью «бандитизм». Разумеется, Кононов с этим согласиться не мог. Однако важно, что суд признал – Василий Макарович никак не мог быть оккупантом, потому что он родился в Латвии, а понятие «партизан» исключает действия на оккупированной территории.
По словам юриста Михаила Иоффе, представляющего сегодня интересы Василия Кононова в Европейском суде по правам человека, в приговорах латвийского суда постоянно смешиваются понятия «оккупант» и «партизан» применительно к одному и тому же человеку, в то время как это взаимоисключающие понятия. Как партизан Кононов может быть оккупантом, если он родился на этой территории? Кононов – местный житель, бился за освобождение своей Родины от фашистов. А вот погибшие 27 мая 1944 года предатели из села Малые Баты, напротив, были на стороне фашистской Германии, получив от нее оружие, которое выдавалось строго тем, кто был зачислен в полицию группы «С». Это было подтверждено в ходе проверки, проводимой партизанским отрядом, и впоследствии на суде над Кононовым самими родственниками убитых «мирных жителей».

Латвийский неонацизм?

27 августа 2004 года представители Василия Кононова подали жалобу в Страсбургский суд. Помимо уже перечисленных нами нарушений, в этом документе адвокаты ставят самый главный вопрос, на который не могут ответить латвийские судебные органы: как можно без закона осудить человека, да еще и по прошествии 60 лет? Какой уголовный закон действовал на момент войны? Из приговора, вынесенного в отношении Кононова, следует, что ст. 7 Европейской конвенции, которая запрещает осуждение человека вне закона, нарушена. Отступление от этой статьи запрещено даже в военное время.
В интервью нашему изданию Михаил Иоффе сказал: «Сегодня Латвия та страна, которая совершает беззаконие, а Европейский союз, не одергивая ее, не рассматривая нашу жалобу, соучаствует в этой ситуации, потому что не высказывает свое мнение. Это издевательство над человеком длится с 1998 года. За это время у Кононова умерли сын, два брата, а дочь попала в психиатрическую больницу. Но самое главное, что человек невиновный, заведомо невиновный, отсидел в тюрьме, а Европейский суд по правам человека постоянно откладывает рассмотрение нашей жалобы под различными предлогами.
Кроме того, они пытаются исказить смысл нашей жалобы, чтобы никто ничего не понял. Наша юридическая позиция выработана, и если ее будут рассматривать юристы, то мы выиграем, а если политики, то не исключено, что откажут. Мы и без вердикта Европейского суда знаем ответ, вердикт нам нужен только для того, чтобы отменить обвинительные приговоры, потому что другой процедуры отмены приговора не предусмотрено. Если нарушения Европейской конвенции будут установлены, то приговор отменят. Сам уголовный закон, который применили к Кононову, нарушает его право на рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом».
В некоторых случаях Европейский суд рассматривает жалобы в приоритетном порядке, и у Василия Макаровича Кононова есть все основания претендовать на такое рассмотрение – ему уже 84 года, более того, есть подозрение на онкологическое заболевание. Налицо ситуация, когда суд Совета Европы должен немедленно вмешаться. Однако, по утверждениям адвокатов, на данный момент европейское правосудие уклоняется даже от признания права на приоритетное рассмотрение.
«В ситуации с Кононовым мы видим заведомо неправосудный приговор заведомо невиновного лица – это то, что боятся опубликовать все журналисты. Приговор, конечно, есть, но также есть и обстоятельства, которые исключают уголовную ответственность Кононова», - такова позиция Михаила Иоффе. Но кроме объективно неправосудного приговора есть еще и политическая подоплека этого, по сути, обычного уголовного дела. А это намного страшнее. В том смысле, что если вмешивается политика, то одних юридических категорий уже мало.
Европейское сообщество просто не хочет вникать в то, что твориться в Латвии, вероятно, полагая, что в независимом демократическом государстве сами разберутся со своими проблемами. Но самостоятельно разбираться можно только до тех пор, пока вопрос не выходит за рамки международных норм. При этом права человека выше, чем право государства, и вот когда эти права человека нарушаются, международное сообщество обязано вмешаться. Россия пытается донести все это через своих представителей, но положительного результата нет.
Все это приводит к тому, что русскоязычных граждан ущемляют в правах на получение высшего образования. Уже сейчас в Латвии нет возможности получить высшее образование на русском языке, а среднее образование на русском только до 9 класса, с которым, как известно, можно пойти только на низкооплачиваемую работу. Для того чтобы получить латвийское гражданство, которое, вообще говоря, положено русским, проживающим на территории Латвии, по рождению, необходимо собрать массу документов, а также ответить на некоторые вопросы. Например, о том, что произошло 17 июня 1940 года (этот день латыши считают началом «оккупации» Латвии Советским Союзом)? Причем ответ латвийские власти интересует вполне конкретный. Неважно, что он несколько не соответствует реальной исторической ситуации.
Русские, проживающие на территории Латвии, являются «негражданами» и соответственно не имеют почти никаких прав. При решении вопроса о вступлении Латвии в Евросоюз эти проблемы обсуждались, но никакого решения принято не было. «Латышские» русские до сих пор не имеют права голоса, права получать образование на родном языке, права работать в госструктурах, голосовать и баллотироваться на выборах. Евросоюз предпочитает не вмешиваться во внутренние дела Латвии, однако под влиянием (весьма незначительным) России не может оставаться пассивным и обозначает свою позицию красивым словом «мониторинг ситуации».
Уже сейчас в латышские законы закладываются определенные правовые ограничения в отношении русскоязычного населения, которые сработают позже. Тем временем, по статистике в Риге проживает, по некоторым оценкам, почти 60% русскоязычных граждан. Но это, по-видимому, пока. О реальной политической обстановке в современной Латвии говорить никто не хочет, поэтому мы вынуждены безропотно глотать заявления латышской власти о том, что никаких ограничений в отношении русских у них нет. Есть. И это могут подтвердить все, хоть раз побывавшие в Латвии.
Неужели руководству нашей страны все равно, что происходит с ее гражданами, пусть и проживающими сейчас (и это не их вина, а просто так исторически сложилось) на территории другого государства? Может России все же стоит жестче отстаивать свою точку зрения в таких важных внешнеполитических вопросах? Потому что, позволяя так относится к людям, кровью заслужившим Великую Победу, которой мы сегодня так гордимся, мы тем самым показываем свое безразличие и расписываемся в собственном бессилии. А главное из-за всего этого наша страна теряет престиж и авторитет в глазах мировой общественности. Звоночки о том, что с Россией можно и не считаться, не заставят себя ждать.

Кстати:

За последние 15 лет в Латвии были осуждены многие ветераны советской армии и правоохранительных органов. К различным срокам лишения свободы по стандартному обвинению в геноциде приговорили Николая Ларионова, Николая Тэсса, Михаила Фартбуха, Евгения Савенко, Трофима Якушонка и других.
Их осудили за то, что 25 марта 1949 года (в Латвии это день траура) они участвовали в административном выселении с территории Латвии. Тэссу и Ларионову инкриминировали участие в событиях 1949 года, когда Николай Тэсс и Николай Ларионов работали в системе государственной безопасности Латвийской республики и, по мнению обвинения, были причастны к массовым депортациям латышского народа. Николай Тэсс, по мнению следственных органов Латвии, подписал заключение о высылке 42 кулацких семей в отдаленные районы Советского Союза.
После окончания Великой отечественной войны часть латышей, которые воевали на стороне нацистской Германии и входили в печально известный целый легион СС, скрывалась в лесах и боялась расплаты и наказания. К 1949 году ими было убито более 2000 человек – партийные работники, милиционеры. Так называемые «лесные братья» отказались прийти и сложить оружие, предпочитая заниматься убийствами и грабежами. Чтобы прекратить эту «партизанскую» войну и положить конец бессмысленным убийствам и грабежам, генеральный прокурор Латвии написал докладную в ЦК компартии Латвии, в которой предложил – нейтрализовать социальную базу преступников. Нередко этой «социальной базой» оказывались родственники и члены семей «лесных братьев», которых и было решено переселить в отдаленные районы России. С таким предложением ЦК Компартии союзных республик обратился в Совет министров СССР, и Сталин лично подписал это решение как Председатель Совета министров.
Административное отселение поручили органам Госбезопасности. Задача Тэсса и Ларионова, которые в то время были оперуполномоченными Госбезопасности, заключалась в проверке, не было ли среди отселяемых кулаков и членов бандитских семей тех, кто воевал во Второй мировой войне, то есть тех, кто имел заслуги перед советской властью. Примерно 95% из высланных в Сибирь в 1955 году уже вернулись назад. По мнению некоторых аналитиков, цель этого переселения была не в том, чтобы уничтожить людей (между прочим, пособников бандитов), а прекратить поддержку «лесных братьев».
В 2002 году российский МИД выступил с официальным заявлением по поводу суда над 81-летним Николаем Ларионовым. Заместитель официального представителя МИДа Борис Малахов посоветовал Риге не устраивать «судилища над пожилым больным человеком» и «не сводить счеты с борцами с фашизмом» (цитата по «Время новостей» от 13.09.2002 года). По словам представителя МИДа, латвийское правосудие «вновь демонстрирует всему цивилизованному миру свое пренебрежение принципами универсальных международных документов». По его словам, «речь идет о политическом заказе», поскольку суды Латвии систематически игнорируют доводы защиты о неправомерности применения расширительного толкования четких норм международного права в современном латвийском законодательстве для осуждения людей за выполнение ими служебных обязанностей и воинского долга.
Ветеранов НКВД все же осудили, и никакие заявления российской стороны на решение суда не повлияли. Стоит отметить, что по всем нормам международного права судить Тэсса, Ларионова, Фартбуха было нельзя, потому что они проводили депортацию не по национальному, этническому, религиозному или расовому признаку (те признаки, по которым международная конвенция определяет геноцид), а по признаку социальному –например, некоторые перемещенные жители были членами кулацких или бандитских семей. Разумеется, латышские власти могут сейчас включать в понятие геноцид признаки социальной группы. Но придавать обратную силу закону нельзя. В 1949 году сотрудники НКВД не могли знать, что сегодня появится такой признак геноцида. В настоящее время жалоба Николая Тэсса также находится в Страсбургском суде, а Николай Ларионов справедливого приговора так и не дождался – в ноябре прошлого года ветеран Госбезопасности скончался. Но остальные живы, и им нужна реальная помощь и поддержка России.

 

Дарья Савина



ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:


Ваше имя:
Ваш e-mail:
Ваш комментарий:
Введите содержимое изображения:


Распечатать статью





Rambler's Top100 Яндекс цитирования